Практика “конверсионной терапии” в России

Мы видим необходимость придавать публичности ситуацию с практиками «конверсионной терапии» на фоне постоянно повышающегося уровня гомофобии и трансфобии в обществе.

Анализируя ежегодно опыт своей работы специалисты/ки Московского комьюнити-центра для ЛГБТ+ инициатив обратили внимание на обращения, так или иначе связанные с последствиями попыток со стороны третьих лиц изменить сексуальную ориентацию и/или гендерную идентичность ЛГБТ+ персон. С января 2021 года мы начали собирать информацию о практиках «конверсионной терапии» в России. К сентябрю 2021 года было собрано достаточно материала для публикации результатов.

В настоящее время попытки изменить сексуальную ориентацию и гендерную идентичность приобретают разные формы. В рамках данной работы мы попробовали собрать наиболее часто встречающиеся практики «конверсионной терапии».

Вслед за ООН мы используем термин «конверсионная терапия», трактуя его широко – как «методики по изменению сексуальной ориентации или гендерной идентичности человека, которые, как утверждается, направлены на изменение сексуальной ориентации геев, лесбиянок или бисексуалов на гетеросексуальную, а трансгендеров и гендерно-вариативных людей на цисгендерных, т.е. таких, чья гендерная идентичность совпадает с биологическим полом при рождении». 

Исследование проходило в несколько этапов: 

01

Сбор информации через онлайн-опрос ЛГБТ+ сообщества в России.
В социальных сетях через тематические группы было распространено приглашение к исследованию и опубликован опрос с открытыми и закрытыми вопросами об опыте «конверсионной терапии».

02

Сбор качественной информации о практиках «конверсионной терапии». 17 респондетов/ок, переживших опыт попыток изменения сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности, согласились принять участие в свободном интервью. Интервью проводилось онлайн и лично с использованием аудиозаписи с согласия участников/ниц. 

03

Эксперимент, в рамках которого группа добровольцев обращалась к разным поставщикам услуг с запросом на изменение сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности в России и фиксировала происходящее. Всего было 16 обращений к разным специалистам/кам, согласившихся помочь совершеннолетним ЛГБТ+ персонам.

Независимый эксперт ООН по вопросу защиты от насилия и дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности Виктор Мадригал-Борлос призвал государства «вместе работать над глобальным запретом конверсионной терапии».

Эксперт добавил, что такие практики являются «изначально дискриминационными, жестокими, бесчеловечными и унижающими достоинство, а в зависимости от степени жестокости, физической или психической боли и страданий жертвы, они могут быть приравнены к пыткам».

Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея / Совет по правам человека. Сорок четвертая сессия.
15 июня – 3 июля 2020 года. Пункт 3 повестки дня. Поощрение и защита всех прав человека, гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав, включая право на развитие . Практика так называемой «конверсионной терапии». Доклад Независимого эксперта по вопросу о защите от насилия и дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности / A/HRC/44/53

01

Шаг первый.
Опрос об опыте проживания практик «конверсионной терапии»

Респондентам/кам было предложено ответить на несколько вопросов о том как, когда и где они сталкивались с практиками «конверсионной терапии» и какие последствия этот опыт имел для них. Всего в опросе приняли участие 74 персоны, которые в разное время столкнулись с попытками изменить их сексуальную ориентацию и/ или гендерную идентичность. Некоторые случаи носили очевидно насильственный характер. При этом часто сложно говорить о добровольности или принуждении, так как проживая в условиях гомофобии и трансфобии особенно молодые персоны стремятся избежать общественного давления, стресса меньшинства и исключенности.

Стресс меньшинств — хронически высокий уровень стресса, с которым сталкиваются члены стигматизированных групп меньшинств. Он может быть вызван рядом факторов, включая плохую социальную поддержку и низкое социально-экономическое положение. Основными причинами стресса меньшинств являются предрассудки и дискриминация со стороны как отдельных индивидуумов, так и общества.

Многочисленные научные исследования показали, что в отношении групп меньшинств распространено большое количество предрассудков, вызывающих стрессовые реакции (например, высокое кровяное давление, тревожность) и с течением времени приводящих к ухудшению психического и соматического здоровья.

Ilan H. Meyer. Prejudice, Social Stress, and Mental Health in Lesbian, Gay, and Bisexual Populations: Conceptual Issues and Research Evidence 2003 

Социальный портрет респондентов/ок, принявших участие в опросе: 

* Трансгендерные женщины, трансгендерные мужчины, гендерквир-персоны, гендерно неконформные личности, агендеры, небанарные персоны, небинарные гендерфлюиндные персоны, трансмаскулинные агендеры, бигендеры. 
** Пансексуальные персоны, демисексуальные персоны, гиносексуальные персоны, полиаморные персоны.

Регионы проживания респондентов/ок: 

В опросе приняли участие персоны из Москвы и Московской области (19 персон), Санкт-Петербурга и Ленинградской области (7 персон), Северо-Западного Федерального округа за исключением Санкт-Петербурга и Ленинградской области (5 персон), Центрального Федерального округа за исключением Москвы и Московской области (1 персона), Южный Федеральный округ (3 персоны), Приволжский Федеральный округ (2 персоны), Уральский Федеральный округ (4 персоны), Сибирский Федеральный округ (5 персон), Дальневосточный Федеральный округ (1 персона). 

 Типы практик «конверсионной терапии» по результатам опроса:

Организация Объединенных Наций выделяет три основных подхода в конверсионной терапии: психотерапевтический, медицинский, религиозный.

Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея / Совет по правам человека. Сорок четвертая сессия.15 июня – 3 июля 2020 года. Пункт 3 повестки дня. Поощрение и защита всех прав человека, гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав, включая право на развитие . Практика так называемой «конверсионной терапии». Доклад Независимого эксперта по вопросу о защите от насилия и дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности / A/HRC/44/53 

Так как в своем исследовании мы трактовали понятие «конверсионная терапия» широко, то просили респондентов/ок первоначально делиться любым опытом, который они видят как попытку изменить их сексуальную ориентацию и/или гендерную идентичность. Проанализировав полученную информацию, мы объединили описанный опыт в несколько блоков по подходам к попыткам влияния на сексуальную ориентацию и/или гендерную идентичность. 

В школе и дома отучали говорить о себе в мужском роде, настаивая на женской идентичности. Это вызывало определенный дискомфорт, т.к. я идентифицировала себя как мальчика. Говорили, что все это игра, а теперь я выросла, и пора относиться к себе как к девочке. В итоге я смирилась, вступила в несколько неудачных партнерских отношений , но до сих пор не уверена, кто я.

Мне внушали то, что с каким полом я родился, с таким и должен жить, ассоциироваться, должен принять свою природу и быть таким, как все женщины. Все это происходило в состоянии эмоционального насилия, давления. Сейчас я испытываю сильную дисфорию в обществе и ненависть от упоминания моей биологии.

Переубеждения, уничтожение любимой одежды, насилие. 

Когда я был в шестом классе, еще не осознал свой гендер, но только-только осознал свою любовь к девушкам, моя подруга пыталась меня убедить, что это все ерунда, неправильно и т.п. В тот момент это даже а-ля получилось сделать, но только на пару «мгновений». Позже с подругой перестали общаться. Когда осознал свой гендер (в 19 лет) я сам пытался «изменить, исправить» свой гендер из мужского в женский, чтобы не выделяться из общества, чтобы было меньше трудностей, меньше объяснений людям. В итоге принял себя окончательно, но иногда сомнения приходят, когда я долгое время не могу показывать свой гендер. Моя девушка на тот момент тоже пыталась обесценить мое самоощущение, говоря, что по сути ничего не изменилось кроме обращений и рода, в котором говорю.

Разговоры о том, что ты просто глупый ребенок, что ты не нашла нужного человека, что цель твоей жизни – рождение ребенка, что ЛГБТ-это просто хайп.

Школьный психолог, университетский психолог и соцработники этих учреждений пытались убедить меня в том, что мое ощущение себя как парня – всего лишь переходный возраст и все пройдет. Говорили, что я «должна быть девочкой, ведь Бог создал тебя такой». Многие годы меня убеждали, что я «должна», потому что «Бог». Увы, я поздно понял, что никому ничего не должен, кроме себя самого.

Изгнание «джиннов», отводят девочек к мулле, и он читает какие-то религиозные слова.

Если посмотреть фильм «Стертая Личность», то в нем очень хорошо обозначается, как работает так называемая конверсия, или конверсионная терапия. Они во всем винили жизнь. Другими словами ЛГБТ это люди, у которых было тяжелое детство, либо не было одного из родителей, либо какое-то детское изнасилование и подобное, поэтому они пытаются искоренить эти проблемы, добраться до корней и «вытащить их», к сожалению это не помогло. Мы рисовали, и в этих рисунках они искали наши проблемы. Нам запрещали пользоваться телефонами, общаться с любыми людьми, кроме «верующих», любить и быть любимыми тоже нельзя было. Нас заставляли молиться и постоянно психологически давили, если мы пропускали собрания, даже по уважительной причине. Еще много чего можно рассказать, но любая религия, как и любая конверсионная терапия – это тактика запугивания из-за непосещения собраний, из-за общения с другими и посещения клубов и т.д., и т.д.

Крещение и чтение Библии. 

Попытки изменить ориентацию через религию: контроль жизни, отключение от интернета, сотовой связи, принудительное чтение Библии, службы, Причастие. 

Когда мне было 13 или 14 лет мама пыталась изгнать из меня бесов, обратившись за «отчиткой» к православному священнику. В том числе беса, который «заставляет меня думать, что я мальчик». В целом сама «отчитка» меня не травмировала, большей травмой стал сам факт того, что она на это решилась. Сейчас, спустя более десяти лет, она меня принимает и у нас очень хорошие, доверительные отношения, но путь был долгий. 

В церковь таскали по всяким отчиткам и т.д. лет в 16-17.

мнение эксперта

Яков Кротов,
историк и православный священник.

На самом деле отчитка – это русское название того, что у католиков называется экзорцизм. Я думаю, что многие видели, хоть он уже и старый, фильм «Экзорцист», тем более, что ремейков у этого кино довольно много. У католиков это практикуется до сих пор, но редко. Недавно, кстати, один испанский епископ из Каталонии объявил, что он оставляет сан и женится на какой-то даме, которая пишет эротические романы. Все страшно возбудились. Но дело в том, что этот испанский епископ был довольно консервативный, пока его не торкнуло на гетеросексуальное поведение. И он как раз занимался экзорцизмом с гомосексуалами, то есть пытался излечить их от ориентации, рассматривая это как беснование, совершая чин экзорцизма. Это действительно отчитка, потому что там очень громко читают разные молитвы. В России обычно в Подмосковье, я знаю, что в Серпухове это все по отношению к пьяницам, к алкоголикам. Там у нас почитаемая икона «Неупеваемой чаши», и суеверные люди считают, что это для алкоголиков. Действие это имеет нулевое, скажем прямо. Это плацебо. Вообще лечить от алкоголизма трудно, если нет желания, а тем более от гомосексуальности. Я думаю, что если это над человеком делают вопреки его желаниям, а обычно это так, и уж тем более над неверующим, это уголовное преступление. Я против того, чтобы кого бы то ни было сажать в тюрьму, но это безобразие, и христианин так не должен делать. А если ко мне приведут гомосексуала или он сам придет и скажет: «Батюшка, значит, сделайте меня гетеросексуалом». Я ему откажу, потому что это не беснование, не одержимость. А гомосексуальность… В России это рассматривают как болезнь, не все верующие могут рассматривать как одержимость, если это считают «болезнью» – это не надо лечить, если считают «одержимостью», не надо отчитывать. Короче говоря, с этим можно жить, с этим можно быть святым, с этим можно быть праведником, и рассматривать это как что-то, что нуждается в исправлении, не нужно. В России скорее надо зубы лечить. 

Чтение молитв в одиночестве (до 20 лет) и совместно с родителями. Со стороны родителей – попытки давить на чувство вины (чтоб я изменился ради них, ради будущих детей, или что это тяжкий грех). Также воспитывали ненависть к отличным от традиционных ориентациям и идентичностям. Запрещалось общаться с людьми, которые им не нравились, и читать зарубежную литературу, кроме ими одобренной. 

Меня водили к 4 имамам-экзорцистам. В первый раз – в Грозном, летом 2018-го года. Мне было даже интересно, и я подготовил список вопросов для муллы. Но я не ожидал, что меня заставят надеть платок и что там занимаются изгнанием джиннов на полном серьезе. Вроде это было большое здание, похожее на мечеть, и окружено было охраной. Платок я отказался надеть, хоть меня долго и упорно заставляли тетя с мамой. Мы нашли компромисс – надеть мой капюшон. Увидев муллу, я понял, что мой список можно выкидывать и случай тяжелый. А он возмутился, что я одет и выгляжу как парень. Мулла заявил родителям, что по шариату меня полагается убить, так как я вероотступник (атеист). Он почти не умел говорить на русском языке, и я чеченскую речь плохо понимал. Мама сразу заплакала. Папа был в шоке. Он принялся после своего монолога зачитывать Коран на проверку джинна. В тот момент в зал зашли трое мужчин и сели сзади. Меня это очень напугало, так как я подумал, что меня, наверное, хотят куда-то увезти и это последние минуты моей жизни. В итоге мулла сказал родителям, что джинна во мне нет, что меня надо к врачу и, скорее всего, у меня какие-то гормональные проблемы. Это была самая страшная поездка в Грозный в моей жизни. После этого с 2019-го года по 2020-й настала череда из еще трех экзорцистов. Второй был приглашен в В. (наше постоянное место проживания) за огромные деньги дядей для исправления его дочери с аутизмом. Решили еще заранее и меня к нему на осмотр привезти из Р. прямо во время «лечения». Так же меня силой, через папины угрозы насилием, повели в какое-то ужасное старое заведение к третьему экзорцисту в моей жизни. Это было уже летом прошлого года [2020]. Там был большой зал, набитый женщинами на полу, и один имам. Меня снова заставили надеть платок. Я согласился, лишь бы от меня поскорее отстали. Имам читал Коран. Женщины стонали, дергались, рычали, а я сидел с мамой и с ужасом наблюдал за всем этим ужасом в квадрате. Я еле уговорил маму выйти оттуда. Пришлось прикинуться, что у меня началось недержание от тревоги. Мы вышли оттуда. Мама сама была в шоке и жаловалась папе. Сразу же после пережитого ужаса уже на дом отец решил привезти еще одного имама экзорциста-порчиста. Я отказывался выйти из комнаты, пока сам имам не попросил меня выйти. Мне пришлось снова надеть платок. Имам попросил лечь на застеленный пол и не двигаться. Он вдавил мне ногой в ребра и начал читать Коран. И так я, наверное, пролежал минут 15. Имам предупредил, если у меня появятся боли в животе и начнут затекать части тела – значит это порча. Родители внимали каждому его слову. Для них не казалось странным, что боль не должна возникнуть вместе с затеканиями после вдавливаний ногами и отсутствия движений, по словам имама. Я даже боялся рукой пошевелить. И все же чутка пошевелил, так как пальцы начали затекать из-за того, что я долго лежал в одной позе. Мама заметила и начала беспокоиться. Я ответил, что ничего не больно и не затекает. Я также понял, что родители рассказали имаму о моем отказе от ислама, так как имам настоял сделать клятву и вернуться в ислам. Мне пришлось произнести шахиду. Сам имам был очень мягким и снисходительным. Что выглядело омерзительно. Он ушел, и на этом имамы закончились. Мама сказала, что этого больше не повторится, после того, как я рассказал про законы, права и о своем ужасном самочувствии. Она ко мне прислушалась. Сейчас я самостоятельно лечусь у выбранных мною врачей, пью антидепрессант и иду на поправку.

Первым начал меня лечить от гомосексуализма еще при СССР психиатр голанд в Горьком (Нижнем Новгороде) в 1990 году. Я считаю себя жертвой карательной психиатрии. Я считаю, что мой диагноз F 61.0 «Смешанное расстройство личности гомосексуальной ориентации» абсолютно некорректен. т. к. такого диагноза нет ни в МКБ-10, ни в МКБ-11…Это [«конверсионная терапия»] происходит регулярно с 1989 года! В 2004 году в Симферополе врачи пытались незаконно в рамках лечения от гомосексуализма без моего согласия подвергнуть меня фашистскому методу электросудорожной терапии, запрещенной на данный момент во всем мире! Но моя мама буквально выкрала меня из психбольницы! В 1990 году главный крымский психиатр профессор Самохвалов направил меня в город Горький (сейчас Нижний Новгород) в психиатрическую больницу, где доктор голанд пытался меня лечить от гомосексуализма очень дикими методами. Меня мама забрала на неделю домой и я решил лечение не продолжать.

Очень долго и много рассказывать. Лечили всем, чем можно, начиная от обычной психотерапии, заканчивая психотропными веществами и гипнозом.

Вызов врача родителями, когда мне было 22 года. Врач, к счастью, оказался порядочным человеком и не стал меня лечить.

Гормональные препараты, принуждение к гетеросексуальному сексу по рекомендации врача (заплатили женщине), терапия (разговоры с психиатром).

Заключение в психиатрической клинике, применение психофармы.

Психиаторша в моем ПНД (у меня шизоафективное расстройство) каждый прием «удивляется» и спрашивает, а кто я, если не девочка, и я каждый прием ей объясняю, что я агендер. Один раз она агрессивно заорала на меня: «Ну скажи, что ты девочка!», но ее «остановила» другая врачиха, сказав ей: «Ой, ну это ее (мои) проблемы и ее родителей, чо ты?» – или типа того. Говорила: «Ну, ты так долго лечишься, что я думала, у тебя это пройдет»; моей матери (вроде как) сказала, что это болезнь.

Ходил к психологу, который пытался изменить мою ориентацию на гетеросексуальную. Все, что он делал, это читал мне пространные лекции про сексуальность. Меня при этом практически не слушал.

Психотерапия, гипноз. 

Я еженедельно ходил к сексологу, широко знаменитому в узких кругах, по имени Игорь Валерьевич Добряков [психиатр, Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и неврологии им. В.М. Бехтерева]. Даже и не знаю, с чего начать… Первый прием – это я сижу посреди комнаты на стуле, моя мать, психолог и помощница сидят (как я помню) чуть поодаль, и в не самых корректных словах («Как хочется стать мальчиком!», «смена пола», etc.) говорится о моей проблеме, будто я не совсем в комнате. Затем мы разделились, помощница с моей матерью вышли, и оный психолог начал со мной разговаривать. Разумеется, привет деднейм и мисгендер… Первое, о чем он начал рассказывать, это о том, что маленькие мальчики мастурбируют, но девочки мастурбируют больше,.. затем немного Фрейда, затем еще что-то, но в целом весь его спич объединяла одна тема: «чертов постмодерн все испортил»… В последующие, эээ, сессии мне начали немного рассказывать про Фрейда, (но не объяснили, почему я должен верить в его теории) и про перинатальные штуки (перинатальная психология это его специальность, как оказалось) [доцент кафедры детской психиатрии и психотерапии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования. Официальный супервизор Российской Психотерапевтической Ассоциации, консультант United Nations Children’s Fund (ЮНИСЕФ) по работе в кризисных ситуациях], но мы весьма быстро ушли от обсуждения моей около-сексуальной сферы, и окунулись в сферу учебную… Ушли от темы настолько, что в какой-то момент, когда я сказал вскользь об эвтаназии, Игорь Валерьевич со смешком сказал, что так может и суицидальные мысли мне приписать, на что я ответил, что вообще-то с оными и притопал и получил лицо пикачу. Отдельный комментарий по поводу профессиональности и памяти: пару раз мой деднейм перепутали. То есть мое имя забывали. Да и не только имя… Наши диалоги были построены очень хитро, потому что мои слова систематически переворачивались… Как-то раз я попытался поговорить о собственной заинтересованности полиаморией, чтобы получить в лицо: «О, так ты свингер?» Со мной не вели дискуссий, меня судили, вынося четкие приговоры. Была и другая тактика общения со мной: заставить меня ставить под вопрос собственные чувства… Еще опишу пару эпизодов. На втором посещении неожиданно для меня самого у меня из рук забрали мою куртку, и подали ее как подают женщинам (чтобы я мог просунуть руки), попутно рассказывая, как тупые феминистки на Западе оскорбляются от придерживания дверей… Слова про чернокожих, желающих стать белокожими, ха-ха, у тебя все абсолютно тоже самое, культурная апроприация гендера. «Неужели ты всю жизнь хочешь притворяться парнем?» Ага, а вы, видимо, хотите притворяться сексологом… Один раз меня спросили о мысленном эксперименте, мол, хотел бы я перескочить в будущее, я поразмышлял, сказал о плюсах и минусах и ответил “Да”, на что меня мгновенно сравнили с другой пациенткой, у которой подозревали шизофрению… В какой-то момент я начал замечать эту систему, где Игорь Валерьевич вел себя по отношению ко мне агрессивно, выбивая из колеи и ставя в уязвимое положение, тогда как она после этого, будто бы говоря другое, повторяла его слова, но более мягко и будто бы защищая меня. Этакое “плохой коп – хороший коп” с примесью «Тебе нужно повторять за женщиной, вот тебе ролевая модель”. Были рассуждения о том, что нужно принять себя. В случае с геями почему-то это означало признать эдипов комплекс и стать натуралом… К слову, транссексуалов считали крайней формой гомосексуальности, и, так как я похвастаться идеальным чистым влечением к девушкам не мог, вывод напрашивался очевидный. Ох уж этот постмодерн! В принципе, все это сводилось к тому, что мне нужно стереть и переписать определенную часть себя, чтобы всем жилось легче, и меня долго и упорно пытались заставить согласиться на это… Я наверняка что-то упустил или рассказал не то… Просто сложно писать о чем-то подобном не выборочно, потому что я посещал сеансы больше полугода, и рассказать все в опросе сложно. Да и, очевидно, мой опыт очень субъективен, и это все могло быть частью большого сложного плана, я не в том положении, чтобы судить врача, да?

Родители насильно заставили посещать психолога, который был достаточно некомпетентным. Меня очень беспокоила сложившаяся ситуация, и после долгого молчания я сказал о ней родителям, выйдя из шкафа, просто чтобы получить доступ к специалистам и поговорить об этом. Каминг-аут – главная моя ошибка, повлекшая раздор в семье. Я очень близок со своими родителями, и это разрушило все, если вкратце, потому что я делаю больно им, они делают больно мне, и все такое. В общем, так как они убеждены, что моя ситуация – что-то из разряда анорексички, отрезающей часть своего желудка, или наркомана, или помешанного, отрубающего рабочую руку, они очень хотят, чтобы я одумался, и мне сложно их за это судить. Я понимаю их ситуацию, все это, да, и, может быть, даже готов прожить всю жизнь без гормонотерапии ради них… И изначально на сексолога мы вышли от другого моего психолога-психиатра, потому что она перефутболила меня в лапы кого-то, кто на этом специализируется, т.е. к Игорю Валерьевичу. Затем, я с самых первых приемов говорил, что это что-то очень странное, постепенно начал сообщать матери, что мне не нравится, что происходит, и это мне, кажется, вредит. Мать вполне рационально отметила, что многие лекарства горькие, мол, так и должно быть, меня не прямо ЗАСТАВЛЯЛИ, но я был плюс-минус вынужден ходить к нему. В конце концов я набрался смелости настоять на прекращении, и моего слова оказалось достаточно, так что, полагаю, это не целиком и полностью решение родителей.

Не знаю конверсионная это терапия или нет, но все же напишу. Сначала это была традиционная медицина и таблетки типа феназепама и т.п., потом экстрасенсы, бабки и т.п. и постоянно твердили: “Ты девочка”. Экстрасенсы ставили блок: “Ты должен все забыть», усиленное насильственное одевание в женскую одежду и пр.

Таблетки и корректирующее изнасилование (к счастью, до него самого не дошло, но вся подготовка была сделана). Считала себя «хотя бы би», и считала необходимым хоть раз попробовать с мужчиной. Вступила в изматывающие отвратительные отношения ради этого, перебарывала себя и надеялась, что будут довольны родители. Ради них все и начиналось. Поговорила с братом, он посоветовал «терпеть и не смотреть» в процессе и принимать противозачаточные (не подходившие мне и не выписанные гинекологом, говорил, это дисбаланс гормонов. Не верила, но таблетки пила почти полгода). Он присутствовал в квартире, когда было запланировано само действие. К счастью, я успела процесс остановить ближе к началу и ушла оттуда, пока брат не понял, что я ухожу. Мой на тот момент бойфренд оказался понимающим и решил, что я просто стеснялась. Больше с ним не виделась.

Секс с мужчинами.

Реабилитационный центр «Сибирь», Новиков Евгений Михайлович. Насильственная «терапия» по программе двенадцати шагов. Принудительный труд, молитвы «Высшей Силе», тотальный контроль поведения и мыслей.

Пытались сдать в психбольницу, когда узнали про гендерную идентичность, сжигали мои вещи, говоря, что это бесы и мне надо в церковь, а также пытались приучить меня к занятиям, которые ассоциируются с моим приписанным полом.

Религия; психологический аутотренинг.

Мать отводила меня в церковь, и там рассказывали о том, что я должна строить отношения с мужчиной и рожать детей. Кроме того, мы часто дома обсуждаем эту неприятную для меня тему. Когда мне было 15 [лет], многие настаивали на поиске партнера, меня водили и к гадалкам, и на тренинги для женщин, чтобы привлечь мужчину. Я асексуальна. Насчет гендерной идентичности: я часто говорю, что не ощущаю себя женщиной в полной мере и, скорее, агендер, но мне не верят и говорят, что это подростковое и все само пройдет.

Насильные сексуальные контакты с мужчиной, психологическое давление, религиозные методы изменения сексуальной ориентации.

После каминг-аута меня месяц (1 прием в неделю) возили к психиатру где-то в районе метро Сходненская. В конце он специально спровоцировал у меня нервный срыв (он сам это признал), поэтому я отказался к нему ходить. Потом меня сводили к какой-то женщине «психологу», но она затирала про «особый женский путь», поэтому я уже через 10 минут вышел. Потом она оказалась «экстрасенсом» и сказала моим родителям, что во мне «темная сущность». Потом меня утром пятницы увезли в церковь в Сергиевом Посаде, потому что там читалась «особо сильная целебная молитва», и мы три дня подряд с утра стояли по 8 часов. У меня не было с собой абсолютно никаких вещей кроме наушников и телефона.

Все было довольно мягко. Не знаю, считается ли это. Просто моя лучшая подруга говорила, что в меня вселился дьявол, договорилась за меня, чтобы со мной поговорил священник. И он долго и в красках рассказывал, что я попаду в ад, и описывал его, Судный день, огненную пропасть и так далее. Говорил, что мои чувства не настоящие, что я должна отказаться от них ради Л. (девушки, которую я тогда любила и люблю до сих пор), чтобы ее не ждала вечная смерть. Было еще много аргументов, но их я слабо помню. А этот подействовал, и я обещала батюшке расстаться с Л. Потом мы еще встречались [со священником], и он говорил мне про «бесноватых извращенцев», про то, как они развращают детей и про то, что я просто слишком юная, чтобы принимать такие решения. Он очень мягко со мной говорил, жалел, говорил, что поможет. Сказал прийти на исповедь и покаяться в наших с Л. отношениях. 
Я с детства была воцерковлена, я пела в церкви, и я исповедовалась во всем, кроме своих чувств к Л., потому что они не казались мне неправильными. Для меня наши отношения были и остаются очень близкими, очень хорошими. И тогда я отказалась исповедоваться, потому что это нечестно. Я не считала наши отношения греховными, и я не могу покаяться «для галочки», это обман, а я привыкла жить по совести. Тогда мне сказали, что я отлучена теперь от церкви, что я примкнула к дьяволу. Было очень больно и одиноко, религия – важная часть моей жизни. Я еще долго потом обходила храмы стороной и только через несколько лет осмелилась хотя бы подойти ко входу. Еще тогда же подруга повышала на меня голос, высмеивала наши отношения, говорила, что меня совратили (в реальности все было по моей инициативе), что Л. – чуть ли не педофилка, и ее надо посадить в тюрьму. Она отбирала мой телефон и читала переписку с Л., потом публично обсуждала ее. Грозилась рассказать все моим родителям, учителям и одноклассникам. Якобы, чтобы спасти меня и вернуть на путь истины. Она начала угрожать Л., хотела подать на нее заявление (за что – не знаю). Еще тогда же моя тетя-психолог говорила, что такие отношения греховны и мы должны прекратить их, рассказывала всякое про Л., как бы анализировала ее мельчайшие действия с точки зрения психолога так, чтобы Л. выглядела в моих глазах ненормальной, больной, слабой, глупой, и так далее; настраивала меня против нее, а ее – против меня. Не вышло. Тогда она пригрозила Л., что подаст на нее в этический комитет сообщества, в котором состоит и работает Л. То есть, уничтожит ее репутацию и работу. Поставила ультиматум [тетя]: либо мы расстаемся, либо она делает так, чтобы Л. лишилась своей работы. Из-за всех этих факторов мы с Л. подумали и решили сделать перерыв в отношениях. И расстались. А со мной тетя просто перестала общаться и заблокировала меня. Еще было всякое разное по мелочи. Школьный психолог, которая говорила мне не верить Л., что «странно, что такая женщина заинтересовалась тобой. Ты же обычная. Это подозрительно» Знакомые, которые старались каждый раз познакомить меня с парнем и иногда контролировали, хожу ли я на свидания. Постоянные предложения от знакомых пойти именно к их знакомому психологу, чтобы он меня «вылечил». Я сама тоже пыталась исправить свою ориентацию. Знакомилась на сайтах знакомств, старалась ходить на свидания, хотя мне все, кроме Л., безразличны, и меня чуть ли не тошнило, когда незнакомый парень пытался меня обнять. Сбегала со свиданий, потому что не могла заставить себя просидеть рядом с этим человеком еще час, а потом снова знакомилась с кем-то, потому что «ну вдруг мне просто не везло, и где-то меня ждет тот самый парень». Были мысли переспать с кем-то для опыта. Типа, вдруг понравится. А еще в качестве наказания для себя же за то, какая я неправильная и бракованная. Для меня это ощущалось как насилие над собой, поэтому каждый раз в последний момент я все отменяла. Хотелось просто обнять себя и плакать… Однажды все-таки был сексуальный опыт с парнем. Он был симпатичным и интересным, и я заставила себя попробовать. В середине процесса не выдержала и ушла. До сих пор благодарна ему, что он не стал настаивать. Потом он хотел продолжения, уговаривал, давил, но тогда я уже приняла себя и больше не хотела причинять самой себе боль. Эта история закончилась хорошо. Мы с Л. вместе уже почти 4 года, и скоро я хочу сделать ей предложение.

мнение эксперта

Яков Кротов,
историк и православный священник.

Я думаю, я всегда это говорю ЛГБТ, что если вы ходите в церковь, обычную, не ко мне, то зачем вы на исповеди рассказываете про свою сексуальную ориентацию? Я же хожу на исповедь и не начинаю ее: «Здравствуйте, я гетеросексуал», – это не грех. Либо вы считаете это грехом, но это не грех. А если это не грех, то зачем об этом рассказывать? Вполне можно сказать, что я поссорилась со своим любимым человеком, не уточняя пола этого любимого человека, а лучше не ссориться. То есть говоришь в таких расплывчатых терминах. Но в общем это, конечно, ужасно. Это полумера. Это показывает, что в церкви атмосфера магазина, когда люди приходят не ради совместной жизни какой-то, если бы это было ради совместной жизни, они бы говорили о серьезных интимных вещах. Но к сожалению во всех трех основных конфессиях, иудаизме, не говоря уже об исламе, настоящей, что называется, соборности, общинности очень мало. Люди ходят в церковь в основном для успокоения души, сердца, в общем это личные потребности. Это не совсем правильные отношения с Богом. Это лучше чем ничего, но это все-таки не церковная позиция, это эгоистическая замкнутая позиция. 

Подходы в практиках «конверсионной терапии» в России:

Регионы, где практиковалась «конверсионная терапия», согласно опросу:

Инициаторы/ки конверсионной терапии:

Инциденты конверсионной терапии в основном отмечаются в период юности и молодости, но они могут носить продолжительный характер и повторяться несколько раз в течении жизни. Об уязвимости подростков и молодежи к такого рода практикам ранее уже отмечалось в других исследованиях. Особую тревогу вызывает, то что в более чем 60 % случаев инициаторами конверсионной терапии были матери. 

Как сообщается, дети чаще всего подвергаются практике «конверсионной терапии» в силу желания родителей или опекунов, чтобы те соответствовали либо их ожиданиям, либо ожиданиям их общин в плане сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Зачастую дети и подростки не имеют юридических полномочий для принятия решений по медицинским вопросам или вопросам психического здоровья, а в тех случаях, когда они имеют право на согласие или отказ от лечения, они особенно подвержены неоправданному влиянию или принуждению, особенно со стороны членов семьи или других авторитетных лиц. 

Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея / Совет по правам человека. Сорок четвертая сессия.15 июня – 3 июля 2020 года. Пункт 3 повестки дня. Поощрение и защита всех прав человека, гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав, включая право на развитие . Практика так называемой «конверсионной терапии». Доклад Независимого эксперта по вопросу о защите от насилия и дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности / A/HRC/44/53 

Возраст, в котором происходили инциденты «конверсионной терапии»:

*** Мы учитывали многократные инциденты практик «конверсионной терапии» в разные возрастные периоды. 

Чаще всего респонденты сталкивались с конверсионной терапией в подростковом и юношеском возрасте (15 – 20 лет). Именно эти два возрастных периода отделяют детство от взрослости. В этот период формируется психосексуальная зрелость человека. Этот возраст требует бережного отношения и квалифицированного сопровождения личности при обращении за психологической и медицинской помощью. 

Молодежь в несоразмерно значительной степени подвергается практике «конверсионной терапии». Недавно проведенное глобальное обследование показало, что 4 из 5 человек, подвергшихся ее воздействию, на тот момент были в возрасте до 24 лет, и примерно половина из них были моложе 18 лет. 

OutRight Action International, «Harmful treatment: the global reach of so-called conversion therapy», 2019. 

Так как методы, используемые в попытках изменить сексуальную ориентацию и/или гендерную идентичность, различны, возраст переживших и условия практик сильно отличаются, то сложно оценить и систематизировать глубину и степень их негативного влияния на личность. Мы просили респондентов/ок оценить самостоятельно последствия пережитых событий для физического и психологического здоровья, социальной жизни. 

**** Из 47 персон. 

Психологические последствия и ущерб для ментального здоровья всегда сложно оценить. Такие последствия как нарушения эмоционально-волевой и когнитивной сфер остаются невидимыми, скрываются и усиливают социальную стигму. Из-за отсутствия доверия к врачам и психотравмирующих событий в прошлом получение своевременной психологической помощи становится все менее доступным. 

В рамках недавних глобальных исследований многие респонденты говорили о серьезном ущербе, нанесенном им «конверсионной терапией»; одним из примеров может служить обследование, в котором приняли участие 8 000 респондентов из 100 стран и в ходе которого ошеломляющие 98% из 940 человек, сообщивших о том, что они подвергались подобной практике, сообщили, что им был причинен ущерб. В ответ на вопрос об основных последствиях этой практики 4,5% жертв назвали мысли о самоубийстве, а другими основными формами косвенного ущерба, о которых сообщалось, были причинение необратимого вреда здоровью (1,8% жертв), попытки самоубийства (2,9%), депрессия (5,9%), тревожность (6,3%), чувство стыда (6,1%), ненависть к себе (4,1%) и потеря веры (3,5%). 

OutRight Action International, «Harmful treatment: the global reach of so-called conversion therapy», 2019. 

02

Шаг второй.
Интервью с персонами, пережившими практики «конверсионной терапии» в России

Согласно собранным данным в других исследованиях и Доклада Независимого эксперта ООН по вопросу о защите от насилия и дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности практики «конверсионной терапии», как правило, направлены непосредственно на изменение сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности или имеют целью удержать персон от однополых сексуальных отношений.

Поставщики таких «услуг» часто сочетают несколько методов одновременно или последовательно, особенно когда оказывается, что какой-либо один вид вмешательства не дает ожидаемых результатов. Самыми часто встречающимися методами являются религиозные, эзотерические ритуалы, псевдомедицинские, и псевдопсихотерапевтические и психиатрические консультации, гормональная терапия.

Условно можно выделить три основных вида практик, которые ложатся в основу «конверсионной терапии» в России вслед за мировым опытом: 
⦁ психотерапевтические практики, которые используются с целью изменения сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности; 
⦁ медицинские практики для изменения сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности; 
⦁ религиозные ритуалы.

Целью интервью было получение качественной информации о том, как проходили попытки изменения сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности. Мы использовали метод свободного интервью, чтобы минимально ограничивать респондентов/ок в описании своего опыта. Свободное интервью проводилось без заранее подготовленного вопросника или разработанного жесткого плана беседы. Была определена тема: опыт «конверсионной терапии». Направление беседы, ее логическая структура, последовательность вопросов, их формулировки зависели респондента/ки и содержания истории. Полученная информация не подвергалась статистической обработке, но фиксировалась для документирования ситуации в России. Участие в интервью было добровольным, все респонденты/ки заполняли анкету по условиям анонимности.

В интервью с участниками/цами были зафиксированы три вида практик «конверсионной терапии», которые применялись в разное время в России и Советском Союзе.

Медицинские практики, используемые для изменения сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности:

Интервью 1.

«Мой диагноз «смешанное расстройство личности гомосексуальной ориентации». Как можно? К диагнозу МКБ главврач дописала «гомосексуальной ориентации». И это не прошибить. Она продолжает лечить меня от гомосексуализма. Ничего с этим не сделаешь. 

мнение эксперта

Дмитрий Дмитриевич Исаев
историк и православный свящпсихиатр, психотерапевт, сексолог,
кандидат медицинских наук, доцент.енник.

Изначально должен быть первый диагноз, который кодируется по МКБ, дальше смешанное расстройство личности, это, проще говоря, если перевести на такой язык, психопатическая личность и, кроме этого, здесь каким-то образом примешивается сексуальная ориентация, которая вообще нигде и никогда не звучит, потому что она не связана. 

С самого начала моя большая ошибка и моих родителей, наивные были они. Когда мне было 16 лет, я смертельно боялся армии. Я не понимал… Я пассивный гомосексуалист, понимаете? Местами манерный. В молодости это было не сильно заметно… Естественно, я начал принимать попытки суицида: одна, вторая, третья… Наложилась несчастная любовь к однокласснику. После первой попытки меня госпитализировали, госпитализировали в областную психбольницу. В 1992 году мне ставят 8Б неврозы. Я переехал в Евпаторию. Повторились попытки суицида.

С 1996 годя я попадаю на крючок психбольницы. Меня могу схватить на улице, положить в психушку на месяц. Приходит Ветрила главврач и говорит, если ты не подпишешь в истории болезни, что ты добровольно к нам поступил, то ты отсюда не выйдешь. Вот так просто и «замечательно» безо всякий разрешений прокурора и суда. Все делается примитивно. 

В Крыму я еще раз проходил комиссию, и встретился мне такой профессор Самохвалов. Он все хотел мне мозги поджарить. Называлось это электросудорожная терапия. 

мнение эксперта

Дмитрий Дмитриевич Исаев
историк и православный свящпсихиатр, психотерапевт, сексолог,
кандидат медицинских наук, доцент.енник.

Используется электрошоковая терапия. Кто использует, тот видит эффект, кто не использует, тот сильно сомневается. Существует не так много показаний для электросудорожной терапии – это тяжелые аффективные нарушения, которые не поддаются лекарственной терапии. Это резистентность, скажем, человек находится в психозе и резистентен к лекарствам, то есть они практически ничего не делают, и тогда расшатать его состояние, повысить чувствительность к лекарственной терапии можно через вот этот шоковый сеанс. Но когда, к сожалению, я иногда сталкиваюсь с этим, есть у них определенные расстройства, а они приходят в клинику, и им говорят: «А давайте мы вам сделаем электросудорожную терапию, и вам сразу станет лучше». Но это, скорее, крайняя мера, она очень ограничено должна использоваться, потому что, если мы понимаем, что это такое, если посмотреть трезвым взглядом на нейрофизиологию, то это создание короткого замыкания в нейронах, в результате которого эти нейроны либо погибают, либо какая-то часть информации в них стирается. Получается, что если здоровому это сделать, он здоровым вряд ли останется, поэтому, когда мы это делаем для пациента, вопрос: станет ли он более здоровым или станет он больше овощем? 

Он послал меня в Москву в «Центр медицины и репродукции» для лечения от гомосексуализма. Это было как раз перед распадом Союза. Тамагавков был, и они меня отправили к Либиху Сергею Сергеевичу. Знаете такого сексопатолога? Он любит лечить гомосексуализм и считает гомосексуалистов больными людьми. Либих меня направил к Голанду. Доктор Голанд, Нижний Новгород. Тогда это был Горький. Мы приехали с мамой к нему, и он посадил меня слушать аудиокассеты. Я слушал четыре часа этих кассет.

Это фашизм натуральный, вот. Я живой свидетель. Он, по-моему, до сих пор лечит гомосексуалистов. Там собирается группа, там гомосексуалисты, импотенты, весь спектр. Лечение заключается в том, что они рассказывают истории своей жизни, гомосексуалисты каются в своих грехах. Какие-то страдания и заклинания. Люди обещают, что никогда этого делать больше не будут. Там страшно. Когда мы это прослушали все и спросили у доктора Голанда: «А какой процент излечившихся от гомосексуализма?», он, глядя в глаза, сказал: «90% моих пациентов заканчивают жизнь самоубийством». И мы с мамой быстро сделали ноги. 
Я получил билет, комиссованный, все. В 1999 и 2004 попал опять в лапы психиатров. 
Лежал в Симферополе, и там был молодой активный психиатр, который решил вылечить меня от гомосексуализма. Стал склонять к электросудорожной терапии. Они обработали мою маму. Мама рассказывала, как она дала согласие, чтобы меня лечили. Она не понимала, что это. Даже заплатила. Я объяснил маме, что и как. Мама выкрала меня оттуда. Повезла меня помыться домой и не вернула. Так было. Это второй случай лечения. 
Я писал в Центр судмедэкспертизы на предмет пересмотра диагноза, и они сказали, что да, мы готовы. Это стоит 40 000 [рублей] примерно, и даже по Скайпу это могу сделать, но необходимо предоставить выписки из медицинской карты и истории болезни и другие документы, на основании которых был диагноз «F 60.1 Смешанное расстройство личности гомосексуальной ориентации». Это простая вещь. Но уже 6 лет я пишу Ветрила заявление, в Министерство [здравоохранения], а мне приходит однообразный ответ, что мне необходимо с паспортом к участковому врачу, и мне все дадут. Я прихожу, как дурак, с паспортом к участковому врачу, приходит моя мама к врачу с доверенностью, и он говорит: ничего не дам. Прихожу к главврачу Ветрила, чтобы оформить заявление, она выталкивает меня из кабинета своего, и приходится по почте писать. 

Мне отказывают в работе по диагнозу и ориентации. Мои права на образование, на труд нарушены, на частную и семейную тайну нарушены. 
Они меня лечили азалептином и гипнозом. Она [Вертила Тамара Григорьевна] меня вводила в гипноз, и дальше я ничего не помню. Гипнотерапия была очень часто, раз в неделю или 2 раза в неделю. 
Ветрила поставила меня на консультационный учет сейчас. Она мне сказала, не приходи, так как ты не наш пациент, мы тебя сняли с диспансерного учета. Я был обязан приходить каждый месяц, я должен был отмечаться. Говорила [Вертила Тамара Григорьевна]: «Сам не придешь – за тобой приедут». В сентябре я написал отказ от врача. Я им не доверяю. Ну то есть получается, что в справке диагноз есть, а лечить меня не лечат. Я хочу пересмотреть диагноз, так как меня не берут никуда работать. Если геи больные люди, то давайте мне пенсию и лечите меня дальше». 

Список поставленных диагнозов в хронологической последовательности:
1998 год – мозаичная полиморфная психопатия. В Международной классификации болезней 9-пересмотра (МКБ-9) аналогом смешанных расстройств личности была мозаичная психопатия или мозаичная полиморфная психопатия. 
2002 год – смешанное расстройство личности эгоцентрической сексуальной ориентации, гомосексуальный тип. F60.1.
Эгодистоническая половая ориентация — психическое расстройство, при котором пациент высказывает стойкое и непреодолимое желание изменить свою сексуальную ориентацию в связи с присоединившимися психологическими нарушениями и расстройствами поведения и может добиваться лечения для такого изменения. Пациент четко осознает свою гомо-, би- или гетеросексуальность, но отказывается принимать ее, негативно реагируя агрессией, тревогой, депрессией или страхом. Психическим расстройством здесь признается не сам факт наличия у человека определенной сексуальной ориентации (гомо-, би- или гетеросексуальной), а его внутренняя потребность в изменении этой ориентации и связанные с этим переживания и депрессии. F66.1.
Смешанное расстройство личности – Представленные расстройства личности не проявляются специфическими картинами определенной симптоматики, однако они представляют серьезные причины для беспокойства самим пациентам. Их довольно сложно диагностировать ввиду слабого проявления симптомов. В частности, к таким расстройствам следует отнести смешанное расстройство личности с характерными проявлениями ряда нарушений из группы F60, однако в таком расстройстве отсутствует симптоматика, которая бы дала возможность поставить специфический диагноз. Также к таким расстройствам причисляют изменение личности, которое не поддается классификации по ранее изложенным кодам, и которое проявляется на фоне аффективных или тревожных расстройств. F61.0 — Смешанные расстройства личности; F61.1 — Причиняющие беспокойство изменения личности.
2004 год – смешанное расстройство личности гомосексуальной ориентации, демонстративное поведение. F60.1 Шизоидное расстройство личности. Расстройство личности, характеризующееся слабостью привязанностей, социальных и других контактов, склонностью к фантазиям, отшельничеству и самоанализу. Имеет место ограниченная способность выражать чувства и испытывать удовольствие. Исключены: синдром Аспергера (F84.5) бредовое расстройство (F22.0) шизоидное расстройство в детском возрасте (F84.5) шизофрения (F20.-) шизотипическое расстройство (F.21)]

 

Интервью 2.

В 2018 году я осознавал себя как трансгендерного человека, и я уже хотел сменить документы и да, конечно, мне хотелось начать гормональную терапию, исследовать себя с врачами, надо мне это или нет, в какой дозе. Я тогда работал с психотерапевтом и был готов сменить документы. Я запланировал поехать к Исаеву в Санкт-Петербурге. Это было к 2019-му году, мы на январь назначили встречу, мы закупили билеты на поезд, забронировали номер в гостинице. 

Конечно, мои родители не хотели, чтобы все это стало правдой. Они как бы говорили мне, что принимают меня, но это было с надеждой, что это пройдет, со снисходительностью. У них была надежда, что врачи каким-то образом вылечат меня от этого. Накануне поездки, немного оставалось до поездки, они с тетей скоординировались и в интернете пробили этого врача и там начиталися, что он дает справки, и какие-то православные сайты нашли с постами против него. Для них он является извращенцем, который развращает бедных больных подростков, как писали на православных и других гомофобных площадках, на которые тетя с мамой натыкались. Они были против того, чтобы я поехал туда с мамой. Мы даже вместе с мамой проводили первую консультацию ознакомительную по скайпу с Исаевым.

Тетя через знакомых нашла психиатра, который вылечил какую-то там девочку. Для тети он был человеком с безупречной репутацией. В итоге поход к Исаеву пришлось отменить. Он отнесся с пониманием.

А тетя через своих знакомых нашла врача из Ростова, из клиники «Феникс». 

Сказали, что этот врач излечил одну девочку от депрессии, суицидальных мыслей, и очень рекомендовали его. Я критично относился тогда ко всему и придирался ко всем словам и на гомофобность [реагировал]. Я тогда отказался с ним работать, а мама сказала, что сама хочет у него лечиться. 11 января 2019 года мы поехали в ростовскую клинику «Феникс» на улице Семашко. Мы поехали, мама там провела свою консультацию, а я сидел в коридоре. Там был стенд с буклетами, и я решил почитать, что они лечат. Я нашел, что они лечат от транссексистивизма [Так у респондента – прим. авт.]. Предлагают лечение какое-то. Для них переодевание – это болезнь. Я это сфотографировал на телефон и отправил тете. Мне в голову не пришло перед походом просмотреть сайт клиники. Я почитал отзывы, что это гомофобная клиника, что людей лечат от трансгендерности и берут за это огромные деньги. Мы приехали обратно в Волгоград и тетя с мамой способствовали тому, чтобы я все-таки поговорил с Дьяченко и мы провели первую платную консультацию по скайпу. Он сказал, что они в «Фениксе» тоже как и у Исаева, и в Москве проводят процедуру по смене документов, помогают юридически. Могут полечить меня от тревожности моей и депрессии. 

Мы обсудили вопросы, я относился скептически, но думал, что все будет под контролем. Мы туда поехали 21 января 2019, они все рассказали, когда будет консилиум и у меня будут брать интервью. Чтобы подтвердить в дальнейшем и выдать справку транссексуализм или нет. Я подписал документы о своем согласии на все эти процедуры. Мне прописали таблетки. Я и до этого лечился от тревожности и депрессии. Я был на антидепрессантах. Дъяченко выписал таблетки, я их начал пить, потом пошли капельницы 24 по-моему января 2019 года. Я не знаю, какие препараты я пила тогда. Когда этот процесс проходил – это было в десятых числах января. Про капельницы говорили, что это витамины. Сначала мы жили в съемной квартире, а потом я лежал в этой самой клинике. Мы с мамой переехали туда, чтобы было удобнее. Мама лежала со мной в одном номере.

Мы лежали, меня лечили, брали интервью. Анкету выдали, чтобы я это заполнил, там были такие гомофобные вопросы, и так было ужасно. Я разорвал эту анкету, сказал маме, что не хочу здесь лечиться. Мама ему [Дъяченко Антон Васильевич] позвонила, он сказал, что все нормально. Согласился со мной с тем, что это плохо, что там написано.

Меня регулярно вызывали в кабинет психиатра, чтобы проходить у него интервью.

Часто мне навязывали, что я «бедная забитая девочка», которую зомбировали в интернете и никакой трангендерности не существует. В комиссии мне, естественно, отказали. Вдобавок пришлось наслушаться монологов от «специалистов» с трансфобной риторикой. Мне настаивали носить женственную одежду. Отдельно Дьяченко разговаривал с моей мамой без моего присутствия. Мама якобы о своих проблемах с ним говорила. Тем же временем угощала его постоянно всякими сладостями, дарила дорогие подарки ко всему дорогущему «лечению». Я лежал там с января, и буквально за полтора месяца я начал меняться, забываться, тупеть и стремительно набирать вес. У меня начались расстройства памяти, мышления, личности и сильные вкусовые галлюцинации.

Еще бывали вспышки суицидальных мыслей. В такие моменты через меня переливали пакеты капельниц, от которых я становился еще более заторможенным и забывчивым. Я стал очень послушным, плаксивым. Вел себя как ребенок. Далее с капельницами я постепенно начал терять критическое мышление и восприятие реальности. Я не понимал, что со мной делают. 

Они считают, что трансгендерности не существует. Они считают, что есть ядерный транссексуализм. Врач [Дъяченко Антон Васильевич] изначально сказал, что он отказывается использовать в отношении меня мое местоимение и мое выбранное имя. Сказал, что юридически он не может это делать. По-моему, это неправда. Мне предлагали на консилиуме начать переодеваться в женскую одежду, использовать женские местоимения. Потом ко мне подключили психологиню, которая на консультациях молчала, пока я не начинал говорить. Меня выпустили к маю, когда я уже начал слушаться психиатра и их психологиню Анну Цапкину, внушавшую мне, что женщины должны быть женственными, а иначе они инфантильные и глупые. Уже дома меня перестали выпускать одного из-за моей беспомощности. Она улыбалась, сидела. Она мне показалась некомпетентной. Она рассказывала про свои занятия, чем она увлекается. Говорила, что женщина должна быть женственной. О том, что Исаев сомнительный человек, и описывала его пренебрежительно, что он открыл «местечко» и пописывает всем подряд справки. Говорила, что женщины старше 35-40, кто носит короткие стрижки или короткие юбки, что это глупые женщины, и что взрослые женщины не должны себя так вести. А я что молодой, то мне это еще нормально. Такое мне там говорили. 

К маю, когда пришло время меня выпускать, я уже соглашался и ничего не понимал. Я начал использовать женское местоимение и говорить, что я так буду дальше жить. У меня тряслись руки и голова ватная была. Мне было очень плохо. Я не мог сам купаться, меня мама купала. Я превратился в овощ. А врачи были рады, Дъяченко был рад результатам, что вот так получилось. Говорил, что это все побочки просто, и все решится, и надо продолжать лечение. У меня руки тряслись, и я ничего не понимал. А этот врач Дьяченко все время говорил, чтобы я на ПроДокторов [сайт] написал о нем хороший отзыв. Перед выпуском меня вынудили написать хороший отзыв о клинике «Феникс» и о Дьяченко. Он несколько раз просил меня и маму. Я сидел там с трясущимися руками и ватной головой. Я еле мог там что-то накалякать. Медсестра взяла этот листок с кривыми строчками у меня и куда-то унесла. Это такой ценой они добивались безупречной репутации. Меня вынудили написать этот отзыв в сентябре.

Мы поехали в И. летом и дальше жили там. Осени я почти не помню и зимы тоже. Я плохо помню, что я делал. Родню радовало, что я набрал вес и начал носить платья, но они замечали, как странно я себя веду. Я ходил окаменелым. Тело было деревянным, а взгляд стеклянным. Я был тормознутым и не соображал. Это был ужасный период. Воспоминания все же проявляются, и мне от этого жутко. Как будто тогда я не был собой, а это был другой человек. Как будто это какой-то ужасный кошмар.

Я лежал как овощ и даже не мог самостоятельно пить кучу препаратов. Отказывался от них, чувствуя их негативное влияния. Мне уже было сложно самостоятельно думать. Мною можно было легко управлять. Мама звонила психиатру, он говорил ей, что делать. Мне он грозился ухудшением состояния, если отменить прием препаратов. Меня купала мама. Покупала мне сережки, одежду и я все это начал носить. Я не мог ухаживать за своим телом. Но сам факт того, что я говорил психиатру, что я все же не парень, а девушка, для них был радостным результатом, который мотивировал их двигаться дальше. Я также начал есть говядину, хотя был вегетарианцем, стал верить в Аллаха, хотя был атеистом при трезвом уме, отказывался от своих прежних взглядов или забыл о них.

Со временем мне становилось… Я окреп немного и дальше не помню, что осенью происходило. Не помню, что тогда происходило. Я изучал свое прошлое по перепискам, фотографиям, и что мне родственники рассказывали. Всплывали кое-какие воспоминания. Так я не помню. Происходило это, якобы, лечение до февраля наверное. К февралю я сам начал отказываться от этих таблеток, пропускал иногда их. Просто не хотел их пить, и в такие моменты, мне кажется, что мое состояние улучшалось, ясность сознания возвращалась ко мне. Наверное, это помогало мне понемногу возвращаться в реальность и понимать, что происходит. В январе 2020 годы я находился в И. и моя сестра двоюродная говорила не пить эти таблетки. Она видела, в каком я состоянии, и замечала, когда я их не пью, говорила, что взгляд яснее без них.

Со временем я стал пренебрегать таблетками и все же вспоминал о своем прошлом, смотрел свои селфи. Видимо это меня как-то держало, чтобы полностью не уйти от себя настоящего. Чем меньше я пил препараты, тем быстрее ко мне возвращалось сознание и осмысленность. В какой-то момент я бросил таблетки и начал понимать, что происходит. В феврале 2020-го года я выяснил, что мне влепили шизотипическое расстройство. 

мнение эксперта

Дмитрий Дмитриевич Исаев
историк и православный свящпсихиатр, психотерапевт, сексолог,
кандидат медицинских наук, доцент.енник.

В этом весь парадокс, сейчас психиатры во многих случаях не могут диагностировать шизофрению, но с другой стороны логика, понимание, самоощущение человека не укладывается в нормативность. А если говорить про шизотипическое расстройство, чем оно отличается от шизофрении? Стационарностью. То есть оно не меняется, то есть некое состояние, которое характерно для меня сейчас, и, может быть, через 20, 30 , 40 лет оно таким и останется. Получается так, что я ставлю человеку такой диагноз, потому что я с ним не согласен, а вовсе не потому, что я у него нашел психическое расстройство. «Ты такой аномальный». Эту аномалию нельзя вписать в обычную психопатию, но можно вписать во что-то такое непонятное, которое теперь называется шизотипическим расстройством. 

В какой-то момент, когда я изучал побочные эффекты… У меня сильные галлюцинации были вкусовые и обонятельные. Я есть не мог нормально. Запахи чувствовались неприятные, сухость во рту и ужасный вкус во рту. Я стал читать про это и наткнулся на то, что это может быть симптомами шизофрении. Прочитал это маме и когда дошел до того, что симптомы могут быть связаны с шизофренией, она сказала: «Да у тебя что-то подобное». Она мне сказала: “Только я попросила, чтобы тебе об этом не говорили”. То есть от меня скрывали диагноз. У меня случился взрыв и бунт. Я спросил: «Как от меня это скрывали? Я совершеннолетний гражданин и вы не имеете права скрывать от меня поставленный диагноз». Она засуетилась, позвонила Дьяченко, я отказался говорить с ним. Но все же ситуация такая была, что я ему или он мне написал и мы поговорили. Он объяснил кое-что. Он имеет привычку много разговаривать и не отвечать на вопросы. У меня есть переписка. Он сказал, что на самом деле он мне говорил, что у меня шизотипическое расстройство, просто я об этом не помню. По его словам мы это обсуждали, но я не помню…Тогда мне уже было лучше и какое-то критическое мышление вернулось. Я почитал переписку и поискал в переписке есть ли упоминание о шизотипическом расстройстве. Но от него было о тревожности и депрессии, он говорил, что все это время лечит депрессию. Я возмутился и написал ему, что я отказываюсь и не буду продолжать лечиться у него. На этом все завершилось. Он маме возмущался, что я с ним говорю в таком тоне. Говорил ей, что у меня будет полноценная шизофрения, если я продолжу.

мнение эксперта

Оксана Корсунова,
психотерапевтка, психиатрка.

Мое мнение, что пациент должен знать свой диагноз, за исключением экстренных медицинских вмешательств, экстренных оперативных вмешательств, а в случаях когда нет экстренных обстоятельств или законодательство не велит действовать по другому в интересах пациента, то человек должен знать диагноз. Потому что лечение терапевтическое за редким исключением – это командная работа. Человек может сообщить, что у него происходит, а, соответственно, специалист может подобрать соответствующие методы. 

мнение эксперта

Дмитрий Дмитриевич Исаев
историк и православный свящпсихиатр, психотерапевт, сексолог,
кандидат медицинских наук, доцент.енник.

Есть отечественная традиция. До определенного момента психиатрические диагнозы рассматривались как секретные. То есть они были засекречены, психиатр не имел права разглашать такую конфиденциальную информацию как родственникам, так и самому пациенту, потому что неизвестно к чему это приведет. Поэтому все диагнозы, все исследования направлялись напрямую в другое медицинское учреждение, например, в диспансер, чтобы там знали, с чем человек лечился и с чем он там лежал. Современный этап развития психиатрии предполагает, что любой пациент имеет право знать свой диагноз. Но оглашать этот диагноз большинство психиатров не собираются. Здесь есть определенная вилка, связанная с тем, что психиатры говорят так: «Человек настолько неадекватен, что мы диагноз не говорим». Но ясно, что в большинстве случаев речь идет не о неадекватности, а о желании умолчать, потому что неизвестно как человек среагирует. Условно говоря, взяли вам поставили шизофрению, вы начали буянить, возмущаясь тем, что вам такой диагноз поставили. Лучше вам не сказать, чтобы вы вели себя тихо. 

Я отказался от врача и выразил ему возмущение о происходящем, на что он обиделся и пожаловался маме на меня. Эта терапия спровоцировала вкусовые галлюцинации, расстройства мышления, памяти. Мне было очень сложно. Я долго восстанавливался без адекватной медицинской помощи. Мама вскоре позвонила психиатру, так как я не мог есть, по поводу моих вкусовых галлюцинаций, на что в ответ Дьяченко настойчиво просил приехать лечиться в их клинику. 

Выписывали препараты после выписки из клиники. Депакин Хрономфера 1000 мг, Селектра 10 мг, Сердолект 4 мг, Трифтазин 5 мг, Циклодол 2 мг, Иксел 50 мг, Мемантин 10 мг, Достинекс, Анафранил.

Выписывали препараты после выписки из клиники. 10 дней подряд: Реамберин 200 мл в/в капельно, Нейрокс 5,0 мл в 100 мл физ р-ра в/в капельно, Пикамилон 10% 4,0 мл в 200 мл физ р-ра в/в капельно, Эссенциале 10 мл в/в струйно на крови, или так: Реамберин 200 мл в/в капельно, эссенциале 10 мл в/в струйно на крови, мексидол 5 мл в 100 мл физ р-ра, актовегин 10 мл в 100 мл физ р-ра в/в капельно 10 дней. 

мнение эксперта

Оксана Корсунова,
психотерапевтка, психиатрка.

Если это было назначено одновременно, то с таким коктейлем очень сложно управляться, все инструкции меняются раз в полгода и многие из них друг с другом назначать нельзя, потому что, например, комбинация антидепрессантов или комбинация нейролептиков не всегда вспомогательная. Одним препаратом, двумя, ну максимум тремя, и то на короткое время. Но лучше всего подобрать один препарат чтобы он работал, или два, если надо, потому что с ним проще управляться и у человека останется восприимчивость к препаратам. Можно будет подобрать достойный, который будет действовать. Если будет коктейль, то достаточно быстро… Есть такое понятие «рецепторы забились», когда мы не можем уже к определенным рецепторам присоединить определенные вещества для определенного эффекта, потому что этот коктейль мешает. Непонятно, как и что будет действовать. А капельницы – это восстановление электролитного баланса, восстановление тканей головного мозга и печени. Одной рукой человека потравили, а другой стали его лечить. Если в нем действительно одновременно было десять препаратов… Зачем человека перегружать таким количеством препаратов, чтобы потом выводить его с помощью капельниц? 

Мама говорила ему, что нет возможности, на что врач попросил ее отправить меня одного. Он заявлял, что если не провести их особенную терапию в клинике, расстройство перетечет в шизофрению. Я уже более-менее соображал тогда и понимал, что это ложь. Мы не поехали. С лета 2019-го по декабрь 2020-го я находился в И. С февраля 2020 по январь 2021-го я не получал адекватной психологической и медицинской помощи. К декабрю мы снова приехали в В., и я сразу начал работу с психологиней. Я был в тяжелом ужасном состоянии и очень истощенным. Меня заставляли носить юбки в И. Как только мы приехали, я эту юбку снял и больше не надевал. Я отрезал волосы. Не так коротко, как раньше, конечно, но это было каре. Иначе меня бы снова морально съели, а я бы этого не вынес. 

мнение эксперта

Дмитрий Дмитриевич Исаев
историк и православный свящпсихиатр, психотерапевт, сексолог,
кандидат медицинских наук, доцент.енник.

Вопрос заключается не в том, что тебе поставили, а в какой степени это довлеет над тобой. Понятно, что если у меня стоит какой-то такой дурацкий диагноз, он мне может помешать идти работать в какие-то силовые структуры или еще куда-нибудь, но с точки зрения перехода, это может никак не противоречить. Даже “москвичи” Матевасян [Степан Нарбеевич Матевосян] и Введенский [Введенский Георгий Евгеньевич] в своей монографии писали, что состояние ремиссии не противоречит переходу. Снять этот диагноз сложно, если человеку взяли и поставили диагноз в клинике, то, формально говоря, он должен ложиться в другую клинику, где этот диагноз бы отвергли комиссионно. То есть получается, что тупик в этом: сначала ты лежишь, чтобы тебе его поставили, потом неизвестно где надо лежать, чтобы тебя адекватно восприняли, написали, что все это ерунда, при этом мороки много, а какой будет результат, не очень известно. 

В процессе этого лечения мы платили деньги. Это стоило 2500 рублей чуть ли не каждую неделю и потом реже. За само лечение сначала внесли 70 000 [рублей] и потом еще сколько-то, но я уже не помню. Лежали в этой клинике, и это тоже денег стоило много.

А предлагал Дьяченко тогда какую-то коматозно-инсулиновую терапию. Насколько я помню, они с помощью определенных доз инсулина вводят человека в кому на время.

Там так «лечили» одну пациентку, с которой мы познакомились в клинике. Это была женщина лет около 40 с расстройством пищевого поведения. Она говорила, что ей помогло, и она уехала домой. Мы созванивались какое-то время после выписки. Мой диагноз: “Псевдоневротическая шизофрения” F21.3 

мнение эксперта

Дмитрий Дмитриевич Исаев
историк и православный свящпсихиатр, психотерапевт, сексолог,
кандидат медицинских наук, доцент.енник.

Гипогликемическая кома так называемая. Честно говоря, я даже не очень уверен, что они сейчас еще практикуются. Они были достаточно популярны в 60-ые – 70-ые годы, тогда их проводили. Давно не слышал о том, чтобы такое делали. Может еще и делают. Принцип тот же самый. Создается резкий дефицит сахара и в результате введения инсулина человек, как при сахарном диабете, впадает в кому, а потом ему вводят дозу определенную сахара и из этого состояния выходит. Описывают, что выходя из этой комы, он пребывает в состоянии некой эйфории, то есть субъективно он вроде чувствует себя лучше в этот момент. На краткосрочный момент. Но с точки зрения лечения это все то же самое, использование только в крайних случаях при очень тяжелых психотических расстройствах. 

Интервью 3.

Я думал дождаться 18 лет, но мама узнала про гомосексуальную ориентацию, прочитала переписку. Она обратилась к психиатру, и тот стал лечить «гомосексуализм». Психиатр с женой, она тоже врач-психиатр, приходил на дом и выписывал препараты. Я не помню препараты, мне так плохо было. Они не прописывали препараты, а приносили с собой. Мать давала им деньги наличными по одной или две тысячи рублей. В очередной скандал мать начала меня душить, и пригласили опять психиатра. Психиатр сказал, что мать права. Со стороны это цирк, абсурд и бред полный. Я накопил денег, просто взял вещи собрал. Полиция нашла меня в Москве. Допросили, я сказал, что ушел из дома, потому что мама издевалась. Мама обратилась к знакомому и меня догнали – закрыли. В мороз я выпрыгнул со второго этажа в сугроб. Поехал в Санкт-Петербург автостопом. Снимал там комнату и без паспорта раздавал листовки, шарики продавал. Один месяц так прожил. Понял, что нормальной работы не найду без паспорта, тем более несовершеннолетний. Решил, что могу пойти в приют детский. Ходил к уполномоченному по правам ребенка в Санкт-Петербурге. Я пришел в Социально-реабилитационный центр для детей. Они обещали защитить от матери. Но мать меня забрала.

Мне было 17 лет и эти психиатры положили меня во взрослое отделение. Слышал как мама говорила с психиатром: «Надо его в дурку класть». Отлежал, мне очень плохо было. Мне в жизни так плохо не было. Слюна капала, глаза закатывались. Лежишь, дрожишь, и думаешь, когда это пройдет.

Пролежал один месяц в Городской психиатрической больнице №2 в Нижнем Новгороде на улице Июльских дней. После выписки дома стали прессовать, избивали, давали таблетки. Отобрали телефон, давали таблетки в огромных количествах, дозировка превышена была. Было так плохо физически. Каждый день трясло, слюна капает, я не понимал, что происходит. Хотел поспать, чтобы это прошло состояние. Пока таблетки не выпьешь, не так плохо. Они накопительные… Я за это время продумывал план. Ушел из дома. Все продал вещи и айфон, и снял комнату. С 2018 года живу в Москве. Скрываюсь от родителей. 

Интервью 4.

Вы знаете, терапии особо не было. Мне было 18 лет. До этого я жила с бабушкой. Бабушка жила со мной, а мама с отчимом. Бабушка всегда меня строго держала в ежовых рукавицах. Это было и моральное, и физическое насилие. В 18 лет я ушла жить к маме, стала жить в городе. Я поступила в институт на факультет журналистики. Я всегда чувствовала тягу к девочкам и понимала это. Хотя сейчас я скорее понимаю, что я бисексуальна. Мы стали с мамой узнавать лучше друг друга, и не было контроля и начались мои эксперименты. У меня была короткая стрижка. Я уши колола. Мне хотелось себя попробовать в другой роли. Тем более сама атмосфера журфака – там много людей нетрадиционной ориентации и панки, и готы, и кого там только не было. Я в эту среду окунулась. Мы с подругой начали ездить в Москву и в компании была девушка на десять лет старше. Она в меня влюбилась. Мы начали ходить по клубам лесбийским. И она просто меня переделывать стала: «Ты такая… у тебя слишком женская походка, стригись короче еще». Она мне стала вещи такие покупать … Я стала сильно меняться внешне и внутренне. Хотя на данный момент не могу сказать, что мне такие девушки нравятся. Мама вообще не понимала, что происходит. Мама – человек хитрый и манипулятивный. И я маме сказала, так получилось. Я помню этот разговор до сих пор. «Меня, наверное, к девочкам влечет». Тогда мир разделился на «до» и «после». Она хватает полотенце и кричит, что лучше стоять проституткой на трассе и обслуживать дальнобоев, чем такая дочь. И потом начался контроль постоянный.

И начались мои приключения по психоневрологическим диспансерам. Я встаю утром, мама уходит куда-то. Я спросила: «Ты уходишь?» Она говорит: «Да я ухожу». И она ласковая такая… Был вид такой заговорщический. И я слышу, что она закрывает меня с внешней стороны двери. Я поняла, что меня закрывают. Захожу на кухню, где разбросаны переломанные сигареты из моей сумки. Лист бумаги, где написано, что я неблагодарная тварь. Я была в шоке, что моя мама может быть такой жестокой. Но она тоже жертва моей бабушки.

Я смотрю на этот листок и думаю, что мне надо подохнуть. Дома был феназепам, был доступ к этому средству. Я съела сколько-то таблеток. Помутился рассудок, и думаю, надо ложиться спать и думаю, что, наверное, я не проснусь. Шкаф начал ходить по комнате. Я помню как мама заходит и кричит, а потом приезжает бригада мужичков матерящихся, они мне два пальца в рот: «Давай блюй!» Я помню, как в неотложку садилась… Наверное полудетское было: не умереть, а попугать. Помню, что я проснулась в больнице, мама обнимала и плакала: «Ну ладно, Элтон Джон женился и тебя женим».

В больнице как-то женщины, которые лежали, прознали, почему я попала в больницу. Одна женщина там лежала лет пятидесяти – изнасиловала меня. Она ночью закрыла меня в ванной…. Все было так… Это был какой-то стресс. Меня вызывает врач и говорит: «Понимаешь, что тебе у нас делать нечего. Мы не знаем от чего тебя лечить. Тебе нужна помощь специалиста психотерапевта или психиатра». Эта женщина, которая со мной так поступила, пыталась подружиться с моей мамой и приходила к нам в гости. Попала я в психоневрологический диспансер на Фурмана в Твери. Слава Богу, что не в другой. Когда меня определяли, я говорила с Туговым, – хороший был врач, умер недавно. Он смотрит на меня и говорит: «Я понимаю, бывают такие истории, полежишь отдохнешь, в себя придешь. А тебе дам совет: отрасти волосы подлиннее и найди мужчину поженственнее» [смеется]. Я поняла, что с такими случаями там редко сталкиваются. Говорит: «У нас там тоже лежат геи какие-то, но они от армии косят». Я не знаю, от чего меня лечили и какой у меня был диагноз. Я ходила на встречу с психотерапевтом Марья Борисовна, не помню фамилию. А я то кислотную майку надену, то хаер сделаю. Она смотрит на меня и говорит: «Чем ты еще хочешь меня удивить?» Она со мной так говорила – “на отвали”. Я тогда провела около четырех месяцев. Я два раза лежала там.

Когда я первый раз там лежала, ко мне пришел дядечка. Он сказал, что он профессор, и это был самый неприятный момент. Пожилой профессор представился и был очень вежливый. «Можем ли мы провести беседу? Вы не против? Может мы поможем вам». Я говорю: «Да, а кто еще будет на беседе?» «Я и мои студенты». Ну, я и думаю, что мне терять, может мне что еще скажут. Потому что мне никто ничего не говорил. Мне давали антидепрессанты и транквилизаторы. Меня вообще не понятно от чего лечили, я даже не знаю, от чего меня лечили. Я не знаю свой диагноз.

На встрече были студенты, все расселись и на меня смотрят. Он говорит: «Вы, что позиционируете себя как мальчик?» Я говорю: «Ну, иногда да, мне кажется, классно». И я помню до сих пор, что вот какой-то студент стал ржать. Ну вот понимаете, он просто хмыкнул, и было видно, что он не может сдержать смех, они смотрят на меня как на зверушку.

Он берет анкету и ставит там крестики и минусики. Он спрашивает меня ни о чем, и я чувствую, что они на меня смотрят как вот на паноптикум. Я не помню вопросов и деталей, но помню, осадочек остался. Я потом его спросила: «Так какую помощь вы предложите?» А он так переменился: «Нам пора бежать, все». Вопросы такие были: как ты себя позиционируешь – мальчик ты или девочка… Было какое-то гадкое ощущение. Мне было очень неприятно. Я одна была без помощи. 

мнение эксперта

Оксана Корсунова,
психотерапевтка, психиатрка.

Этический компонент будет зависеть от конкретного преподавателя. Потому что можно повести себя при обсуждении клинического случая максимально уважительно по отношению к пациенту, а можно максимально неуважительно. Этика существует, но не всегда отдельные преподаватели этому следуют. 

Я даже не могу сказать степень этой травмированности. Отдельно был момент, когда ко мне батюшка приходил. Это по знакомству как-то. Вроде моя мама ему сказала. Я человек верующий, кстати, но я не религиозна. Когда мне нужна была помощь со стороны священников, мне сказали, что после двадцати [лет] женщина должна сидеть на каруде (домотканая рубаха) и рожать. Вообще их двое приходило. Один общался со мной по доброму и книгу приносил, диск мне принес. А второй – такая сволочь! Он был какой-то знакомый моей мамы. Он приходил в больницу, этот батюшка. Я пришла к нему на причастие, он спрашивал меня очень грубо: «Ну что, пьешь, куришь? И с бабами, и с мужиками спишь? В азартные игры играешь? Да?» Я говорю, что нет, я сейчас ничем не занимаюсь. Я пыталась поцеловать ему руку, а он перед лицом ее водит вот так (обводит рукой вокруг своего лица): «Не поцелуешь». Я была в определенном наркотическом дурмане.

мнение эксперта

Яков Кротов,
историк и православный священник.

Во-первых, большинство священников, я думаю, гомофобы. Во вторых, если они не гомофобы, а нейтрально настроены, то они боятся огласки, которая может привести к потере работы, а для священника это большая травма. В третьих, вот я например у себя, у нас не целуют руку священнику, а у отца Александра Меня целовали по старинке. 

И ровно через год у меня началась такая сильная депрессия. Я не гуляла и ничего. Я была очень агрессивной. Такое чувство, что нутро проснулось и начало бунтовать. Я не знаю, от чего меня лечили, я просто нажралась таблеток и ходила. Второй раз я пошла сама к этому доктору, который советовал мне волосы отрастить. Я приехала в тапочках и говорю, что если вы меня не положите, то я просто сдохну. Он посмотрел на меня внимательно и говорит: «А я так и думал, что ты ко мне снова вернешься». Я не поняла, что это значит… Вторая лежка была. Я начала плотно общаться с психологом. Мы говорили о том, что надо уйти от мамы, снимать квартиру. Ее не интересовало, с кем я – с мальчиками или девочками. Мама говорила, что это позорище, что я лежу в дурке. Я от психолога получила дозу понимания. 

Как правило, ситуация, когда медицинские работники пытаются лечить что-либо, что не является расстройством, является неэтичной, а принцип «не навреди» обязывает их не предлагать лечение, которое признано неэффективным или направлено на получение недостижимых результатов. По этим и другим причинам Независимая группа судебных экспертов Международного совета по реабилитации жертв пыток – группа ведущих международных специалистов в области судебной медицины из 23 стран – заявила, что предложение «конверсионной терапии» является одной из форм обмана, ложной рекламы и мошенничества. 

Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея / Совет по правам человека. Сорок четвертая сессия.15 июня – 3 июля 2020 года. Пункт 3 повестки дня. Поощрение и защита всех прав человека, гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав, включая право на развитие . Практика так называемой «конверсионной терапии». Доклад Независимого эксперта по вопросу о защите от насилия и дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности / A/HRC/44/53

Психотерапевтические практики, используемые для изменения сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности

Интервью 5.

Это было достаточно давно, примерно 2002 или 2003 год у меня, когда родители узнали про мою ориентацию. У нас были скандалы, и они восприняли не очень хорошо. Не было такого разговора, что мы тебя будем перевоспитывать. Мне просто сказали, что ты пойдешь к психологу. Психолог этот был Игорь Вяткин, он до сих пор практикует. Что это было? Во-первых, что было для меня странно, в основном говорил он. По сути это были лекции для меня. Все начиналось с семьи: как семья восприняла, как то, как се. Потом он начал рассказывать про ориентацию сексуальную, про то, что сексуальную ориентацию можно поменять, что она поддается коррекции, что с помощью силы воли можно подавить в себе влечение к лицам своего пола, лица противоположного пола будут тебе привлекательны и надо себя так настроить. Я конечно не помню все, что он рассказывал, там не было никаких отсылок к религии ни к чему подобному, все было довольно наукообразно. Он приводил какие-то исследования , не знаю, реальны они были или нет, по которым действительно можно было, по его словам, изменить свою ориентацию. Практические советы он мне давал. Тогда была популярна Бритни Спирс, и вот она мне тоже как певица нравилась. Он советовал мне смотреть на нее, на ее видеоклипы. «Посмотри какая она красивая девушка», ну и вообще он советовал обращать внимание на женщин и девушек, на их физические формы и насколько они привлекательны.

Потом все поменялось. Вот это что было, было первые три занятия подобных. Затем наш разговоры перешли в другое русло. Началось запугивание: «Твои родители мне звонят, они говорят: где же результаты? Результатов не видно? Почему не видно. То ли ты плохо стараешься, то ли ты не хочешь». Они же типа, если я с тобой не буду заниматься, то они мне сказали, что хотят тебя отправить в армию, вот. То есть было какое-то давление, что если со мной не получится, то будет хуже. Разговоры были, что родители хотят отправить меня в психиатрическую больницу, что они меня хотят выгнать из дома. И я не знаю, насколько они были реальны. Действительно были разговоры были или они были выдуманы. С родителями я это не обсуждал. Ну и у нас было занятий около десяти или больше, потом смесь продолжалась. Много рассказывал про семью и какой она должна быть. Сейчас бы, наверное, сказали “традиционная семья”. Про то, что гомосексуализм это признак вырождения. Если тебя тянет к лицам того же пола, то значит, ты неполноценен. И то, что никакой предрасположенности природной нет твоей лично, и все можно поменять. Тут же это все переходило на запугивание, что опять мне звонили твои родители. Потом началось откровенное: «Ты хотя бы покажи им. Приведи девушку с собой какую-нибудь, подругу домой». В итоге так как за сеансы платили родители, они уже поняли, что ничего из этого не выйдет, перестали платить, и я перестал к нему ходить. У меня сложилось впечатление, что этот человек не то чтобы занимался «конверсионной терапией», а он просто «рубил бабло». То есть что он брался за все или не за все, но за этот случай, потому что ему нужны были деньги. Он не представлял, что нужно делать, но пытался.

Это все город Воронеж. Такая деталь про этого психолога. В прошлом году на меня журналистка и она писала статью про каминг-аут и мы с ней затрагивали эту тему, она связывалась с этим психологом. Он написал, что да мы работаем так же, как и со всеми. Она не стала с ним дальше говорить. Сейчас и по отзывам сложилось впечатление, что он берется за все, лишь бы ему платили. Он рассказывает, как надо себя вести. Мне было лет двадцать – двадцать один.

Да особо никак не повлияло на меня, я сам понимал, что я с ним теряю время, раздражали меня эти сеансы к концу. Первые были без особого нажима. И мне показалось, что человек может что-то сделать, но когда пошли разговоры о родителях и что они хотят результата. Я должен был с родителями бороться и через психолога. Такое давление с двух сторон. Потом я уже ходил сам к другому психологу. Хотелось бы чтобы справедливость восторжествовала, чтобы ему что-то за это было, но я понимаю что это вряд ли осуществимо. 

Интервью 6.

Когда мне было, как мне кажется, двенадцать–тринадцать лет. Матушка моя из лучших побуждений наняла психолога, который со мной работал. Я помню несколько картинок и общую идею. Идея заключалась в том, что мама волнуется, и давай обманем маму. Я так понимаю, что девушка пыталась играть в игру, что мы дружим, а маму надо успокоить. Убедить меня носить платье и бусы ей удалось на некоторое время. Это все, что я помню, а дальше началось черное время, и стало мне совсем скверно. Не знаю, связывать ли это с такой псевдопсихотерапией или нет, потому что других факторов было достаточно. Но это был 1987 год. Девушка эта попала как кур в ощип. Она не понимала совсем ситуацию. Мама подуспокоилась, перестала к этому приглядываться, но через некоторое время начала ревновать своих друзей ко мне, то есть осознала меня как девушку, и у меня ощущение нарастающего вранья: я ненастоящий, и мама ненастоящая. Это ощущение фальшивости и вранья. Я уехал в тяжелую депрессию, три попытки самоубийства, и почти все удалось. Врачи самоотверженно качали то, что качать нельзя уже по нормам. Про последнюю никто не знал, что это попытка суицида, и никому в голову не пришло оказывать помощь. Родители пугали психушкой, но подозреваю, что сами страшно боялись ее. Депрессия закончилась… Ну да, я на наркотики сел. Решал проблему стимуляторами типа винт, это, как ни странно, не мешало мне учиться и работать. Потом у нас с женой родилась дочь, и мы решили остановиться с наркотиками. А к девочке этой [психологу] претензий нет, только что она вышла за пределы своей компетенции. 

Религиозные практики, используемые для изменения сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности

мнение эксперта

Яков Кротов,
историк и православный священник.

Важно понять, что в христианстве и иудаизме налицо большое разнообразие, такое же, как в обычном мире. Наверное, в христианстве больше консервативно настроенных людей, и, возможно, они преобладают. Но и в обычном мире пока ЛГБТ не пользуются большим уважением. Тем не менее, все попытки замкнуть отношения гомосексуальности в рамки догматов, некоего единого отношения, они неудачны. Ни у католиков, ни у православных, ни у протестантов такого догмата веры, что это плохо, нет. За последние 100 лет вопрос получил большое звучание. Вместе с абортами, зачатием в пробирке, противозачаточными средствами и эвтаназией вопросы гомосексуальности сейчас на передовом крае конфликта многих верующих с неверующими, но верующие все-таки разные. Вот, я отношусь спокойно, но многие относятся нервно. Позиция меняется. Сейчас относятся более толерантно, чем 40 лет назад, но до идеального отношения еще далеко. 

Интервью 7.

Я немного сглупил и общался с молодым человеком в социальных сетях. Упустил из вида телефон и оставил его. Это была откровенная переписка. Моя религиозная мать это увидела. Она ходит в протестантскую церковь. У нее шок, паника, что это такое, надо помочь. Мне на тот момент хорошо сделала мозги. Потом была еще одна ситуация. Я был разрушен, и надо было, чтобы кто-то был рядом. Я родом из достаточно обеспеченной семьи, и меня обманули на 8000 рублей. Я выдумал историю, чтобы это скрыть. Было ясно, что это неправда, я признался сотруднику полиции. Сотрудник попробовал успокоить моих родителей. Мать орала на меня на все отделение полиции. Она подошла к своему религиозному лидеру, поскольку моя мать многие годы посещает МХЦ [Мурманская Церковь Христа] и рассказала ситуацию. Вебстер сказал, что работать с этим толком не умеет, но мне надо бороться со своей гомосексуальностью. 

Пастор местной религиозной организации веры евангельской (пятидесятников) Павел Кузин дал номер женщины в области [Мурманской области], которая этим занимается. 

Эта женщина [Наталья Осипенко] позиционирует себя как бывшая лесбиянка. Она «помогает» людям перебороть это в себе. Она очень грубо поговорила с моей матерью. Мать была в шоке, и ей явно нужна поддержка, а женщина эта давила не нее. Я не знаю, зачем она это делала. Может, денег от нее хотела, потому что конверсионные практики очень недешевые. То ли она хотела доказать свою правоту. 

Мать поверила этой женщине. Я жил в Ковдоре, где зачастую были неприятные ситуации. 

Это выглядело так: нет телефонов, нет никаких телефонов, мне не позвонить матери и не сказать, что происходит. Мы были полностью в их власти. У меня была мысль, что меня тут могут убить. Никто не пытался этого сделать, но если бы что-то случилось со мной, я не мог бы даже позвонить в службу 112. У них все идет от одного. Ты такой, потому что тебя кто-то изнасиловал или у тебя проблемы с родителями с детства были. Я не помню, чтобы до этих случаев у меня были проблемы с матерью или отцом. Обычные вещи: не убрал постель, не убрал комнату. Но мы вместе занимались, ходили вместе, в отпуск ездили, общались. Все испортилось с этой ситуации.

Через год я начал качать элементарные права. Я понимал, что я могу хотя бы пойти в суд или к тому полицейскому, который успокоил мою мать.

Я уже поверил, что это неправильно, что это мерзко, гадко. В 22 года я чуть не покончил с собой. Я лежал в ванной, взял с собой нож и понимал, что так дальше жить нельзя. Я неудачно порезал вены и благодаря этому остался жив. Я не медик и не знаю как резать вены.

В Мурманске есть церковь, которая находится прямо в центре города на Полярных Зорях. На Полярных Зорях есть церковь, там храм стоит. Многие думают, что это католический храм, там где Гвардейская, X-fit сейчас построили, там где «Охота». Вот она там. 

А в Ковдоре, там на окраине города что ли есть церковь небольшая. Там наркоманы и алкоголики. Типа реабилитационного центра. Такой есть и в Мончегорске, но посчитали благоразумнее отправить меня в Ковдор.

Были группы психпомощи: мы садились по кругу, мы общались, ничего нельзя было утаивать. Ну, я врал, если честно. Притворялся идеальным и хорошим. Меня это и подтолкнуло, я посмотрел фильм «Стертая личность» по книге Гаррарда Конли, у него интервью брал Карен Шаинян. Я так понял, что все примерно по стандартной ситуации идет. Такое бывает, что что-то там свое. В каждом огороде свой хозяин. Они считают, что это детские травмы, надо помочь залечить их. В моем друге, с которым я там общался, нашли «непрощение». «Ты этого человека не простил, и из-за этого ты такой». Когда он его простил, забыл и отпустил, то это не ушло. И вот вопрос. Мы потом втихаря общались, чтобы никто не услышал. «Почему не ушло?» Непонятно. И только потом голова начала работать. Во мне нашли тяжелые отношения с матерью, что меня обманул человек. У меня вообще группа инвалидности стоит, и нашли в этом: «я ущемленный жизнью». Но я никогда таким себя не чувствовал. Потом я подумал лет в двадцать, как я могу забыть, что у меня группа инвалидности? Как я могу забыть свое прошлое? Они пытались найти, что именно сделало тебя не таким. Многие верили, как и я, и признавались в своих мыслях. Они говорили, что простили, но это не ушло. И тогда искали другие причины. А это все деньги, это все ежемесячные поступления. Новые люди из других регионов. Сейчас мы общаемся с ними. Были такие, кого в шестнадцать [лет] привезли и они сами уехали в 18 лет. Были и такие. В общем вот так.

Там были еще геи, не я один. Те, кто в религиозной организации после 18 лет, то с ними не делали ничего. Так как уже ничего сделать невозможно, кто ты такой чтобы делать что-то со мной? Много интересных практик, но током не били, страшных вещей, как порно показывать, такого не было. Я стараюсь не приукрашивать, а говорю как есть. 
До 18 лет ничего нельзя было. Мы были как в тюрьме, это какой-то кошмар был. У нас было определенное время для еды, для прогулок… Не сказать, что они плохие люди, просто непонимающие.

Мы, бывало, общались и смеялись с ними. Бывало, и ездили куда-то, в тот же Мончегорск, в такой же центр, но там не было ЛГБТ-сообщества, только наркоманы и бомжи всякие, которым реально нужна помощь. Мы ездили и помогали на фестивали вместе. То есть люди хорошие, но то, что они делали – это зачастую страшные вещи. Это ограничение свободы до 18 лет сплошняком. После я сказал, что я останусь здесь. Но мне надо больше свободы: мне нужен телефон, мне нужна сим-карта с интернетом, где будет постоянно хороший 4G или хотя бы 3G интернет, где я могу смотреть сериалы, могу общаться с людьми. Другими словами, я попытался договориться, чтобы все было на доверии. Я согласился остаться: «Вы мне будете доверять и я вам буду доверять, что вы мне действительно поможете». Им это не очень понравилось, но ради «божьих целей» они решили на это согласиться. Через три дня это сказали. Наверное, из-за денег, потому что терять меня – это терять очень обеспеченную мать. Это стоит в месяц… от возможностей зависит. Это лично обговаривается, я сумм не слышал. В Мурманске, если человек получает тысяч 30 плюс-минус, то, может быть, это тысяч 10 стоило. Если моя мать за 200 [тысяч рублей получала], то ей обходилось не меньше 50-70 тысяч. Мать говорила, что я уехал учиться в другой город, обманывала всех.

Там были только мальчики, девочек-лесбиянок там не было. Насколько я понимаю, там не было бисексуальных мальчиков. Была одна трансгендерная персона, а по поводу геев не скажу, сколько, люди менялись туда-сюда. Одномоментно могло быть три гея, могло быть 25 человек. Думаю, что молва среди протестантских церквей, информация распространяется. Мне кажется, что этот номер [номер указан на двух сайтах] мне могут дать и в Москве. 

Потом в ноябре 2020 я переболел ковидом, позвонил подруге в Москве и сказал, что я еду. Она единственная, кто меня поддерживал и моя сестра. Подруга сказала приезжай.

Мне очень страшно. Я уехал из Мурманска. Это уже просто за гранью жизни и смерти. Я сказал матери, что не буду ездить туда. Она готова была затащить меня туда обратно. Она сказала, сын-гей не нужен: «Уезжай в свою Москву, там вас много».

Я не хочу возвращаться, вспоминать этого пастора Павла, бестыжего и бессовестного мужчину, который такие вещи делает с детьми, и эту норвежку, что служит в этом храме. Зовут ее Кари [Kari Persdatter Myre в социальных сетях указано, что работает миссионером в церкви пятидесятников Сиона, Невердал и HILLSONG CHURCH] 

Норвегия достаточно развитая страна, и она приехала в Россию для того, чтобы помогать. Она поддерживала все это и говорила о том как это плохо, что Норвегия сейчас поддерживает Прайды. У меня сейчас так сердце колотится… Мне очень страшно… и вот это все. 

мнение эксперта

Яков Кротов,
историк и православный священник.

Миссионерство – это на церковном языке название проповеди, пропаганды и агитации, то есть всякий разговор о вере – это миссионерство. Те случаи, которые вы описали, разные. Речь идет о том, что верующие приводят родственника-гея в центр, или о верующей семье, где у ребенка обнаружилась гомосексуальная ориентация, и ребенок не возражает против терапии? Такое в Штатах обычно и происходит.

Я тоже миссионер, я тоже проповедую Евангелие, я тоже проповедую Христа. Но у миссионера должна быть иерархия ценностей. На первом месте проповедь бытия Божьего. На втором проповедь распятия и воскресения Христова. А все политические, социальные, этические вопросы – они ниже. У нас происходит часто деформация. На первом месте «долой презервативы, долой аборты, эвтаназию и гомосексуальность», а проповедь воскресения Христа где-то на десятом месте. Это безобразие. 

Интервью 8.

Я думаю, что мне повезло. Физически и силой нет, не били меня там. Хотя бы этого не было. С двенадцати-тринадцати лет родители обратили внимание, что я не особо интересуюсь людьми противоположного пола, не обращаю внимания, сексуальных партнеров не ищу, для любовных отношений никого не ищу. Я как-то так особого внимания не уделял никому. Я тогда очень религиозный был. Вся семья такая православная. Сам я заметил, что они часто молятся. Но я не слушал, о чем они молятся, сам молился Богу о своих проблемах. И началось все с того, что я сам… Проповедовалось, что это грешно: либо мужчина, либо женщина. А я за собой такго влечения не замечал. Меня на женские вещи тянет. Я не интересовался мужскими вещами, там, спорт, бойцовские вещи, там, футбол. Я молился Богу, чтобы он избавил меня от этого, каждый день. Утром, вечером и когда становилось плохо.

Понятно, что сдержать это не получалось. На компьютере материалы некоторые были, фотографии разные, обнаженные, женщины с мужскими гениталиями и без. Как-то не было у меня понятия личного пространства, я проявил неосторожность, оставил на компьютере, не выключил и ушел гулять. Это было в 14 лет. Я пришел, отец весь красный… Плакал, наверное. Сел и захотел со мной поговорить: «Тебе нравятся мальчики?» Меня в начальной школе часто ремнем били и наказывали за все, за все, и я подумал, что надо что-то придумывать. И говорю: «Нет, я просто отношения пока не хочу». Я, говорит на компьютере у тебя нашел то-то, и хорошо, что хоть показывать не начал. «Ты понимаешь, что это неправильно? Что тебя Бог покарает? Он и тебя, и нас покарает, твоих родителей, и бабушку, и дедушку. «На них падут…» – началось вот это. Навязывание вины, что я оступился и всем каюк будет. Вот. Я говорю, что да, я понимаю, что я не такой. И я отмазался тем, что, наверное, вирус поймал. Он слезно просил: «Ради нас не будь таким». Я не знал, что отвечать на такое.

Я продолжил молиться. Иногда мы вместе молились Богу, чтобы он избавил нас от прегрешения. Я давно не верю в Бога. И уже забыл, какие молитвы. Ничего не поменялось и еще хуже стало. Родители часто работали допоздна, отец по сменам. Я остался дома один. Я мамину одежду примерял. Я прихожу, и меня бабушка, папа, мама ждут. Они повели меня разговаривать. Они спросили, переодеваюсь ли я в женскую одежду. Я что-то наврал. Но, конечно, они не поверили. Сказали, что я такой, потому что Богу не молился, и теперь все из-за меня в ад попадут. Это было болезненно слышать. Я думал, что они что-то серьезнее начнут, но бить меня не стали. Меня назвали монстром. Они отпустили меня и отправили молиться в свою комнату. Бабушка забрала меня на неделю к себе.

И отец заставлял молиться, и я сам себя заставлял молиться, это чувство вины. «Молись Богу, и это пройдет. Ты мужик и должен это терпеть». У меня депрессивные эпизоды. Была реактивная депрессия. Я не знаю как объяснить – это напряжение или боль внутри нарастает… Это не болит, и плохо не назвать. И утром, и вечером молишься и думаешь: «Да сколько можно: и в церковь ходить, и там молиться». Меня пытались заставить пойти исповедоваться священнику. Но мама отговорила отца, потому что узнают, и это стыд и позор семьи. Если бы я был слабее и младше, то отец бы и бил. Но сейчас большую часть времени я себя с женщиной идентифицирую.

На этом все не закончилось. В основном ругал и заставлял молиться отец. Бабушка в 11 классе нашла психолога и отправила меня. Я не понял, с какой целью, и психолог не поняла. Я пытался не общаться, чтобы не сболтнуть лишнего. Я жил в К. [маленький город] и потом я переехал в П. [областной центр]. Папа купил квартиру и поселил меня с бабушкой, чтобы она контролировала меня. Сейчас живу один. Поговорить сложно об этом с кем-то, и внутри плохо. Сейчас девушка есть, но я не понимаю, что со мной происходит. Только в Интернете беру информацию: вроде то, вроде это, вроде на депрессию похоже. Пойти к Лебедеву (дружественный к ЛГБТ+ психиатр) не могу, так как он в ПНД работает, и это будет официальная запись, и я как медицинский работник потеряю работу. 

Интервью 9.

Мои родственники гомофобы и траснфобы, что не удивительно для глубинки России. Я понял, кто я, еще в четыре года. Это игнорировалось, мне навязывались гендерные стереотипы. У меня были попытки суицида. Родители говорили, что мне надо с попом пообщаться, что меня надо святой водичкой побрызгать. Давай тебе крестик… Все это навязывалось. Я все пытался хорошенько забыть. Когда родители увидели, что я порезал руки, то меня жестоко избили и сказали, давай помощь церкви, помощь попов и все такое. В моем поведении они видели не медицинскую проблему, а что что-то сверхъестественное, что овладело мной и влияло на мое поведение. Привозят в церковь, давай ты послушаешь попа, что хорошо и что плохо. Никаких пыток в РПЦ [Русская православная церковь] не было. Было просто психологическое давление. Я не задавался вопросом, что именно они попу сказали. Но я до сих пор, у меня вспышки и флэшбеки, и я не могу вспомнить, что происходило и в какой последовательности. Моя память постаралась забыть. Я помню: запах свечей, молитвы и святая вода. Мне купили крестик и сказали, что надо носить. Отец не был крещеный. Мать была крещеная, но она интересовалась и сектами. Сейчас я принял крещение в местной лютеранской церкви, которая приняла меня. 

Интервью 10.

Они заводят в комнату, накрывают простыней. Глаза нельзя открывать. Все это время мама находилась рядом, но других было несколько девочек. В большой комнате находилось много мужчин. Один читал, другой с палкой ходил. Вот эти огромные колонки, из которых звучит Коран. Перепонки лопаются, настолько это громко. И он ходит, и все это время ты должна лежать, глаза закрыты. Он ходит и в любой момент может палкой ударить. Ты лежишь и думаешь, кто-то рядом ходит. Рядом благо мама была и предупреждала, чтобы он меня палкой не бил. А других девочек он бил палкой, тех, кто дергается. У них там рука дернулась или нога. Они тыкали этой палкой сильно в живот. Ну, типа чтобы джинн вышел, чтобы он зашевелился или дал о себе знать. Было страшно. Потом привели еще одного. Это уже индивидуально происходило. Меня посадили, в рот дули. У него ужасно изо рта пахло. Он какие-то ритуалы делал, чтобы посмотреть, есть во мне джинн или нет. Все время мама рядом была. Сейчас вот я слышала, что она с ним разговаривала, что поведет меня к мулле и дадут мне какую-то начитанную воду. Мне дадут что-то есть и пить. Такие процедуры бывают. Они надеются, что через месяц я могу вернуться к ним. Я все делаю и пью все, что дают. 

Смешанные практики, используемые для изменения сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности

В процессе попыток изменить сексуальную ориентацию и/или гендерную идентичность инициаторы/ки, не получая результат, могут переходить от одних методов к другим. Сами ЛГБТ+ персоны могут сталкиваться с несколькими инициаторами/ками, которые предлагают разные способы и обещают результат. 

Интервью 11.

Могу ошибиться с годом, потому что это было давно. Приблизительно между 2004 и 2005 годами. Мне тогда было достаточно много – 22 года. Моя гендерная дисфория сильно обострилась. Человек живет, и с возрастом ты мучаешься и ты приходишь к тому, что что-то надо с этим делать. И моя мать, у нее знаковые, мы не раскрывали подробностей, сами понимаете, что транссексуальность не то чтобы порицаемая, но неодобряемая общественно: это «болезнь», это «стигма». И в общем моя мама нашла специалиста и сказала, обратись к нему. Это очень известный специалист по траснссексуализму, это у нас господин Введенский Георгий Евгеньевич. 

Собственно говоря зимой в 2004 году я к нему попала. Происходило все на Фрунзенской, как я понимаю один из филиалов Сербского. Это такое полутюремное здание на территории Москвы рядом с Садовым кольцом. Там пропускной режим жесткий, как в тюрьмах, двери закрываются, коридоры закрываются, как в психбольнице. Может это она и есть даже. Я туда пришла. Он меня встретил на проходной. Там паспорт у меня проверили. И мы вот пошли по коридорам к нему в его кабинет маленький. И он сразу бодренько начал меня расспрашивать, что и как, и я ему сразу призналась в своих этих желаниях и в своих этих особенностях. Он меня огорошил тем, что ну как бы я шла к нему с открытым сердцем в надежде, что он поможет. Но он сразу огорошил: «Ты что? Что ты хочешь от этой жизни? Ты хочешь быть пидорасом? Ты что?» Он даже не сказал гомомексуалистом, там, именно «пидорасом». «Хочешь быть пидорасом, которому бутылки в жопу засовывают?» Вот я клянусь! Вот именно «бутылки в жопы засовывают». Вот так это было сказано грубо. Очень грубо. То есть для меня это был шок, что доктор психологических наук может просто разговаривать, как какой-то уголовник элементарно. Я говорю, что вы мне помогите найти какое-то решение и обрести уверенность, чтобы сделать что-то с моей жизнью. Я не могу так жить. Он говорит: «Ты у меня такую уверенность обретешь». И это звучит реально как угроза.

Забегая вперед, вся конверсионная терапия со мной, как и с другим людьми, она вся была основана на страхе. То есть человека реально запугивают.

Он сказал: «Я тебя буду лечить. Это все очень плохо. Ты что хочешь себе половые органы отрезать? Ты что хочешь стать кастратом? Хочешь стать инвалидом? Ты хочешь стать социальным изгоем?» То есть весь набор, который есть, он тогда был. Мощный траснфобный человеконенавистнический такой вот пакет, которым он меня долбанул. «В следующий раз ты придешь, и мы тебя будем исследовать».

В следующий раз он провел меня в кабинет другой. Мне там подключили датчики. Он с ухмылкой сказал: «Ты знаешь, чем я занимаюсь и чем мы занимаемся? Мы вот в этом здании исследуем всяких извращенцев и сексуальных маньяков»… Он вроде как меня не поставил с ними в один ряд, но я с ними в одном ряду оказалась. «Я тебя буду исследовать по той же методике». Мне подключил датчики, как электроэнцефалограмма. И он мне стал показывать различные виды порнографии. Я точно не помню, но там было гомосексуальное порно, какие-то истязания, изнасилования, зоофилия. Прогнали по таким клипам. Основные парафилии, сексуальные особенности, извращения… Не знаю, как назвать. Там было разное. Я точно могу сказать, что там были сцены секса с несовершеннолетними детьми. После чего он начал рассказывать о моей сексуальности ненормальной. Там и «гомосексуализм» и «трансвистизм», чуть ли я не педофил и очень сильно больной извращенец. Вот такая мысль была у меня. Он меня вот так продиагностировал. Началась психотерапия. Она заключалась в запугивании и во внушении чувства вины и запутывании. Он стал говорить: «Ну какая ты женщина? Ты никакая не женщина. Ты просто гей какой-то, который хочет чтобы его трахали. Ты извращенец, который любит носить женские тряпки, и твоя жизнь кончится плохо. Она кончится ужасно».

А потом начал объяснять, как он считает, генезис моей траснссексуальности. Но он это даже транссексуальностью не называет. Просто «больной». «Происхождение вашего извращенчества – это то что вы несостоятельный мужчина сам по себе».

Если грубо, но очень точно суммировать, что он сказал: вы просто урод такой, и вам бы нормальным человеком стать, а не женщиной. Надо научиться быть нормальным мужиком. Он начал проводить интересную параллель, есть такая… С аддикцией. Он сказал, что транссексуальность – это не самостоятельное заболевание, а это форма аддикции. А у аддикции есть определенные свойства. Аддикция разрушает личность и приводит к дезадаптации. Вместо того чтобы помочь мне разобраться, он просто сказал, что я урод, неудачник и извращенец. И что-то наподобие алкоголика. С этих позиций пошло дальше лечение. Он выписал мне антидепрессанты, антипсихотик, какие-то лекарства, которые надо пить обязательно. Начались наши с ним встречи, он говорил, что надо настроить себя правильно, вырабатывать в себе мужскую акцентуацию и взрастить в себе этого мужика. Типа я недочеловек, и у меня нет нормальной личности, и личность надо в себе воспитать. Он говорил, что мне надо больше общаться в мужских коллективах. Вступи в мужские клубы, может быть, по автомобильной тематике, что я потом и сделал. Найти себе девушку, попытайся получать удовольствие от того, что ты мужчина. «Старайся и все у тебя получится». Разумеется, этоне помогало. По причинам, которые я узнала позднее.

Я ходила к нему… Понимаете, он прописал антидепрессанты. У каждого человека своя чувствительность к лекарствам. Люди разные по своей сути. У меня плохая реакция была на антидепрессанты. Они отключают чувства. Но проблема в том, что антидепрессанты, которые он дал – прозак и все такие. Тогда это было еще модно, они тогда еще только появились. На меня это действовало очень угнетающе, потому что я не чувствовал, что я живу. Впоследствии сколько бы мне не прописывали антидепрессанты, я не пила.

Я походила какое-то время. Было тяжело. Он, конечно, давил. Это ощущение сильное, что ты больной человек и как будто в тюрьму попадаешь: приходишь, и этот паспорт, тебя сопровождают по коридорам. Это стигма, тебя считают сумасшедшим. А у сумасшедших нет прав. Можно ограничить дееспособность. Страх, что ты теряешь статус человека, с тобой можно сделать все, что угодно. Он потом скажет: «Да это шизик вообще». Это тяжело и страшно. Я потихонечку,… Все сошло на нет. Я перестала ходить и решил для себя, что это не выход и лучше мучиться, чем лечиться.

Именно такие люди обслуживают государственную трансфобию и придают ей наукообразный вид.

Введенский пытался лечить меня гипнозом, безуспешно. Это был идиотизм, это было 2 раза. Просто он что-то говорил, пытался ввести в какое-то состояние: «Следите за рукой… внимательно слушайте». Я не знаю, существует ли гипноз, как людей гипнотизируют, но у меня сложилось впечатление, что именно это он и пытался делать – это просто какой-то цирк. Бред, мне кажется. 

мнение эксперта

Дмитрий Дмитриевич Исаев
историк и православный свящпсихиатр, психотерапевт, сексолог,
кандидат медицинских наук, доцент.енник.

Давайте от азов. Гипнотерапия относится к категории директивной терапии. То есть она предполагает, что человеку навязывается некая модель, а другое дело, что гипнотерапия работает тогда, когда эта навязанная модель в принципе не противоречит самоощущениям человека. Поэтому, если я, условно говоря, внушаю человеку, что у него нет каких-то страхов, которые ему самому не нравятся, весьма возможно, что это будет действовать. Но если мы человеку будем предлагать сделать что-то или чувствовать что-то, что противоречит его реальным желаниям или его потребностям, то никакого эффекта не будет, считается, что это приведет к довольно тяжелому срыву и невротическому срыву или даже вплоть до реактивного психоза. Если вот человеку такое навязывают. Поэтому когда мы говорим про вот эти попытки навязать и изменить сексуальную ориентацию, очевидно, что, с одной стороны, это делается по принципу: ты беззащитен, ты мне ничего сказать не можешь, ты в трансовом состоянии, а с другой стороны, что другим способом внушить тебе, как правильно жить, у меня способов нет.

Потом с 2004 по 2018 год я периодически возвращалась к нему раз в два-три года, когда было особенно плохо. Он не помогал, он поддерживал чувство непринятия себя. Самое большое его преступление, что он убедил и заставил меня ненавидеть и презирать саму себя. Хотя, собственно говоря, я ни в чем не виновата, и ненавидеть меня не за что. Я начала лечиться, как он сказал, завязала отношения со своей первой женой, я женилась. Мне было настолько плохо, что у меня начались панические атаки. Депрессия – это мое постоянное состояние. Когда начала гормональную терапию, депрессия начала уходить. Когда ты всю жизнь живешь со страшным грузом, а потом он уходит. И ты думаешь: как я жила все это время?

2007-2008 году я обратилась в Ганнушкина, на Севере Москвы, улица Потешная. Это одна контора сейчас, а тогда были разные. Так получилось, что начались панические атаки. Была государственная социальная линяя горячая, обратилась и меня отправили на Потешную. Я ходила к обычному психиатру, а потом оказалось судьба или не судьба… Отказалось, что по соседству с моим психологом находилось отделение психоэнрокринологии. Именно они занимаются транссексуалами. Случайно я зашла к первому попавшемуся врачу, и им оказался Игорь Юрьевич Кан. 

И он сидел какой-то злой. Говорю, здравствуйте, я тут просто мимо, не могли бы помочь, я вот, трасвистит. Я же тогда не понимал, что со мной, господин Введенский проехал, что я гомосексуальный трансвистит извращенец. А он смотрит на меня и говорит: «Какой ты трасвистит? Ты транссексуал». Спросил: «Что ты хочешь?». Я сказал, хочу быть женщиной, и он сразу по диагностическим точкам, которые разделяют одно и другое, пошел. Понимаете, он сказал такую вещь, что говорит об их отношении к транссексулам в целом в их институте. Он говорит: «Ну все, тебе конец». Вы представляете, такое человеку сказать? Зачем это? Я вышла, в слезы… Я стою, плачу, и вот это все в памяти, что говорил Введенский. Я стою и просто рыдаю.

Мне было так плохо, я потеряла килограммов двенадцать за месяц, не могла ни есть и спать, не было сил даже умываться. Пришла к Кану и говорю: «Я понимаю, что у меня трансексуализм, но можете вы меня как-то спасти от этого? Мне очень больно делать переход, и я его не выдержу. Я не выдержу все эти испытания». Проблема в том, что общество очень жестокое, и ты себя чувствуешь незащищенной и очень уязвимой. У тебя сил не остается. Гормональная терапия – становишься более эмоциональной. А он говорит опять: «Да, я могу тебя полечить, могу. Ты не переживай, я считаю что транссексуализм – это болезнь, но может быть ремиссия. И гомосексуализм тоже болезнь, и у него тоже может быть ремиссия… Я тебя подлечу, здоровым ты не будешь. Представь что у тебя нет ноги, но ты можешь ходить с палочкой? Плохенько но ходить будешь».

В итоге в 2009 мой брак развалился (2005 – 2009). Я мужика вымучивала изо всех сил, было страшно признаться самой себе, принять. У меня сформировали ненависть к себе и страх перед этой судьбой. В 2010 году начались вторые отношения с женщиной, второй был брак. Я приноровилась терпеть, хоть и тяжело. Памятуя о том, что мне завещал Введенский, я вымучивала из себя мужика из всех сил. Я была неадекватно агрессивной, я могла нападать на людей. Я была очень жестока и груба с женой. Я была уродливой копией мужчины. Я не понимала, что значить быть мужчиной. Я ненавидела женщин, это тоже способ спасти себя. Как победить транссексуализм? Надо победить желание быть женщиной, начать ненавидеть женщин. Я была в «мужском движении». Вот то, которое сейчас – оно зарождалось у меня на глазах в 2010. Движение ненависти к женщинам. Я как адвокат консультировала, как правильно детей отнять. Мне за это очень стыдно. Я так жила.

В 2016 году я опять обратилась к Введенскому, он работал на Арбате 25.

Там тоже многие трансексуалки и многие безуспешно пытаются оформить справки и закончить переход. Он уже все понял про меня, но ничего не говорил. Он тоже начал спрашивать, как Кан. Он понимал, что он мне никак не может помочь, и попытался от меня отбрыкаться. Он, да, все время закидывал меня этими антидепрессантами. Я брала рецепты и не спорила, но не пила.

В 2016 году уж я была готова все рвать, мне было очень больно и старалась сохранить семью. В 2018 году мне стало совсем дурно. Я пришла на Арбат 25, Введенский отказался со мной работать, Кана не было, в итоге со мной стал работать Кудряшов [Кудряшов Валерий Викторович]. 

В чем подлость их всех: они берут деньги, они обещают результат. Они знают, что они не могут помочь и когда видят, что пациенту совсем хреново, они пытаются избавиться от пациента. И Кудряшов сказал: «Я вам не подхожу, идите к какому-то психоаналитику…»

В итоге уже я попала к Корженко [Корженко Ольга Владимировна, клинический психолог], удивительным образом из сотен и тысяч именно она оказалась в комиссии по смене пола в НЦПМ. 

Там я наконец разобралась что со мной. Но этот путь у меня занял четырнадцать лет. Четырнадцать потраченных впустую лет, когда они пустили меня по ложному пути из-за своих личных убеждений. Это как учитель географии, который убежден, что земля плоская.

Если бы не было детей, то я бы, наверное, умерла. Я очень благодарна, что на свете есть нормальные психологи Соловьева [Соловьева Надежда Валентиновна, врач психиатр] Кременицкая [Кременицкая Светлана Анатольевна, врач-психиатр], Корженко [Корженко Ольга Владимировна, клинический психолог], что они по-человечески к нам относятся. Очень мало людей, которые к нам относятся по-человечески, среди врачей. 

Я платила за эти приемы и платила очень хорошо. У Кана один прием стоил 6000 [рублей], у Введенского 5000 [рублей]. Кан принимал в частной клинике «Альянс» [Альянс – центр ментального здоровья], которая находится на Ленинском проспекте.

И еще были всякие экзорцисты. Я поехала в Коломну, чтобы вылечиться. Там была слепая провидица. Она сказала, что это так: «Привязалась к тебе сущность какая-то. Так часто у мальчиков бывает, когда половое созревание». Это цирк, но тем не менее. «Придешь к дому своему, там рядом с двором береза растет. На закате пойди собери листочки, высуши их. Когда луна появляется в одно и тоже время, купи будильник, заводи на десять часов вечера. Когда будильник звонит, открывай окна. В комнате не должно быть никого. Вытри чашку святой водой, налей спирт, чтобы листья лучше горели, или просто сожги эти листья и развей пепел в окно. Пока горят листья, смотри на себя и огонь в зеркало. Сущность уйдет». Я так и делала. Реально.

В Мытищах семья, на НТВ пропиарились, что они лечат от транссексуальности. В итоге они оказались свингерами и приглашали транссексуалов для своих оргий. Я пришла, а там психолог в халате на голое тело с эрекцией, жена голая, предложили прибухнуть… Я сбежала оттуда. У них была позиция адаптации – типа ходи в стрингах под пиджак, дома ходи в женском… Пусть тебя по@бывают мужики потихоньку. 

Интервью 12.

В 15 лет родители узнали о моей гомосексуальной ориентации. Отвели к психиатру, но он сказал, что все хорошо, и им сказал, что надо принимать сына. Родители накинулись на него и обвинили его… Потом меня отвели в государственную клинику в Москве. Там был другой психиатр, который сказал, что я извращенец. Полтора года примерно он консультировал меня и моих родителей. Он давил на меня, говорил, что я должен отказаться от своей ориентации, но я помнил, что первый врач мне сказал, что это нормально, и это, наверное, помогало. Этот, он мне говорил, что у меня никогда не будет детей, но он ошибся, как сейчас уже понятно. Он убеждал, что я обязательно заболею СПИДом и никакие виды контрацепции мне не помогут. Психиатр сказал родителям, что надо отправить меня на гормонотерапию, так как гомосексуальность у меня от сбоя половых гормонов. Он ходил с родителями и со мной в разные клиники делать анализы, сам забирал результаты анализов. При этом он заставлял меня там всем врачам, персоналу говорить «диагноз»: «гомосексуализм». Результаты анализов мне не показывали, и я не знал, что с гормонами. Все-таки психиатр нашел какие-то гормональные отклонения и выписал мне таблетки. Упаковок от лекарств я не видел, не знаю, что это было. Но родители мне год давали эти препараты. У меня начались сильные скачки веса. Все безрезультатно, я не изменился, и тогда, уже в конце, психиатр этот сказал родителям найти какую-то женщину, которая будет готова со мной переспать. У нас была соседка такая, асоциальная. Ее привели родители. Нас закрыли в комнате и сказали, что не выпустят нас, пока мы «это» не сделаем. Но я же не собачка, чтобы можно было меня так случать. И это бесчеловечно к этой женщине, что бы использовать ее для такой сексуальной коррекции. Мы сидели просто. Я забился в угол и думал, что рано или поздно нас все равно выпустят. Психиатр исчерпал все свои возможности… Мне сложно отделить и разделить насилие, которое я пережил. Но моя версия – это еще лайт-версия. Люди переживают более серьезные вещи. Длилось это 1,5-2 года. Думаю, что он уже не практикует. Потом я видел этого психиатра, он рекламировал золотой конек – средство для потенции. 

Интервью 13.

У меня был кейс. Это был класс 11-ый или 1 курс университета, когда я начал понимать, что со мной что-то не так и девочки мне не нравятся. Может и раньше было, но мы подавляем эмоции и пытаемся доказать, что это не так. Ах нет, это был точно университет. У меня был курс психологии. Я признался сестре. Она сказала, что нет это все возрастное и, ты перерастешь, тебе просто не попалось «нормальной» девочки. Она нашла мне психолога. Это был педагогический университет в моем родном городе. П. [имя психолога скрыто по просьбе участника исследования]. Она там завкафедрой психологии была, и она проводила со мной сессии. Сестра притащила меня к ней туда. У нас всего было около трех встреч. Психолог на первом же сеансе мне сказала: «Я тебя не заставляю это делать», -она объяснила мне ситуацию, мне было около 20 лет, и что «годам к 35 может у тебя что-то и начнет получаться с женщинами, а может, и нет». Никакой гарантии она не давала вообще. Она объясняла мне, как и что устроено. В ее представлении, я где-то ошибся, и это неправильно, что меня тянет к мужчинам, и я психически больной человек. С этим надо работать и встречаться по 3-4 раза в неделю. Будем пробовать гипноз как метод изменения сознания и другие практики. Сессии прервались, потому что я начал сопротивляться. На второй сессии она пыталась беседовать и убедить меня, как мне это нужно и важно, что я не могу спать с мужчинами. На третьей сессии она сказала, что не заставляет и, если я хочу прекратить это, то самое лучшее время сейчас. «Давай договоримся так, что я поговорю с твоей сестрой», – сказала психолог. И она, скорее всего, поговорила. Это был примерно 2004 – 2005 год. Сессия первая была в виде разговора, явно с элементами НЛП, так как после сеанса я чувствовал, что мне море по колено. 2-3 сессии я саботировал. Потом работа шла с сестрой. Сестра знакомила меня со своими подругами и фактически заставляла с ними спать, пытаясь меня переделать. Помысел у нее был хороший… Она хотела для меня «нормальной» жизни. Сперва это было под угрозой, что она расскажет родителям про мою ориентацию. А родители у меня такие, старой закалки, и я испугался, что они меня не примут и выгонят из дома, и я больше никогда не смогу с ними общаться. Соответственно я пару раз переспал с ее подругами; это лишь еще больше убедило меня, что я гей. Я пытался убедить сестру, что это не я, у меня все опадало при виде девушки. Но ее было не остановить, она ответила: «Продолжай и все получится». У нас с ней в принципе хорошие отношения и по сей день. Тогда я предложил ей переспать с ее подругой. Это все было похоже на шутку. И она это сделала, и поняла она меня только после этого. Она от меня отстала. У меня еще долго было отрицание, может, от влияния сестры, я долго не принимал себя, даже имея отношения со своим бывшим парнем, я оставался закрытым и играл «натурала», обсуждал девушек с друзьями на работе. И мне было отвратительно от самого себя, я презирал себя за то, кто я, и за то, что жил фальшивой жизнью, обманывал друзей, родителей. Да и после того, как я переспал с подругами моей сестры, лучше стал понимать, кто я, и что девушки мне точно не нравятся и сексуально меня не тянет к ним. С этого момента я начал больше понимать себя и думаю, что это было и травмой, и началом принятия себя, и толчком менять свою жизнь, жить свою жизнь, а не ту, которую хотела моя сестра и воспитывало общество. 

Околоконверсионные практики, используемые для изменения сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности

Часть практик сложно отделить от домашнего насилия и насилия на гомофобной почве в семье. Систематические угрозы, побои, контроль, споры – все это официально не относят к «конверсионной терапии», но глубокое убеждение, что сексуальную ориентацию и/или гендерную идентичность можно и нужно корректировать, ложится зачастую в основу семейных отношений. 

Интервью 14.

Когда мне было около двадцати лет. Родители вызывали врача. Приходил врач, и он мне сочувствовал. Так меня врачи не лечили. Но сами родители меня пытались лечить. Своими способами, пытались в больницу положить. Это наложило отпечаток на отношения с родителями. Появилась пропасть. По истечению времени понимаешь, что пропасть эту надо закапывать. Они остались при своем мнении, а я при своем.

Эта политика уничтожает взаимопонимание между людьми. Нет бы родителям сесть и подумать, почитать литературу. Тогда интернета не было, и книг не было. Так я обязан понять своих родителей. Это были 1993-1994 годы. Выгоняли из дома, не пускали домой после геевской дискотеки, называли ужасными словами: «пидор». Мама пыталась записывать звонки, которые мне поступали, вмешивалась в разговоры. Это было моральное давление, связь с людьми сложно было иметь. Я благодарен друзьям, что мне помогли, чтобы не оставаться на улице. Пришлось какое-то время жить у какого-то мужчины. Пришлось бросить работу и уйти от родителей, у отца была своя фирма.

Такие практики проникают незаметно в самые разные сферы нашей жизни, не только в семейные, но и в дружеские отношения, в том числе, у подростков. Друзьями и подругами движут, возможно, самые искренние и добрые мотивы, ровно как и родителями.

Интервью 15.

Когда мне было тринадцать лет, я осознал, что мне нравятся девушки, и не осознал свою гендерную идентичность. Когда я ей все рассказал, она сказала, что это неправильно и надо переучиваться. Неделю она показывала мне фотки парней. Сейчас смешно, но тогда все было очень серьезно. И я даже поверил, что все получилось, и я снова стал нормальным. Поверил прямо. Потом в итоге я встретил эту девушку, и оказалось, что ничего не изменилось. Я не знаю, можно ли это считать. Но в тот момент все это было очень значимо.

Когда мне исполнилось девятнадцать лет, в мае 2020 года осознал свой гендер, сказал своей девушке и близкой подруге.

Я и сам пробовал поменять свой гендер, когда осознал, так как с осознанием появилось много проблем. Несколько месяцев я просто пытался использовать женский род, но было хуже. 

Принуждение к сексу, изнасилование по гомофобным мотивам – одни из самых тяжелых практик, о которых часто молчат, заявления в полицию в таких случаях подаются редко, особенно, если сексуализированное насилие инициировано членами семьи. 

Интервью 16.

Собственно, мои родители в возрасте восемнадцати–двадцати лет меня убеждали в необходимости попробовать с мужчинами…Ну, что надо найти хорошего мужика. В том числе меня пытались выдать замуж. Нашли хорошего мужчину, у которого есть дача, машина. Могу сказать, что секс был и, ну, как, во-первых, под давлением, во вторых, у меня было мало информации в то время. И было представление, что если все делать как надо, то все будет как надо, что увлечение женщинами – это блажь, распущенность, если закрепить все хорошим сексом с хорошим мужчиной, то все это выветрится из головы и таких проблем не будет. И какое-то время я тоже так думала. Потом перестала, но для этого пришлось много прожить. Эта концепция транслировалась мамой, папой и старшим братом. Довольно агрессивно, но в форме пожелания всего хорошего в моей жизни. Мне пришлось уехать их города, когда меня решили выдать замуж. Это был хороший мальчик и потом муж, которого мне подыскали. Я уехала из города. Я не общалась с родителями восемь лет. Сейчас мама все время находит разные способы, как поменять мою ориентацию. Разный бред, включая заряженную воду. Всякие эзотерические и все эти разговоры, что у тебя не было хорошего мальчика. Это давило, пока не обратилась к психологу. Мы с ней работаем с чувством вины, чувством долга перед мамой. Это плохо влияло на мою сексуальную жизнь. Я не могла к этому спокойно относиться. Я дошла до психотерапевта, и это стоило сделать раньше. Когда я пошла к психотерапевту, то сказала об этом маме, и первое ее пожелание было, может ли психолог исправить мою ориентацию. Как здорово, что ты пошла к психологу, что он там говорит на счет твоей ориентации, что можно сделать чтобы она нормализовалась? Я это психологу транслировала, и мы стали с этим работать в другую сторону. Что мне надо принять.

Это плохо повлияло на мою жизнь. Во-первых, на личную жизнь, и в принципе давление, что мне надо исправить это в себе. Обращение к религии, подбор аргументов: надо помолиться, чтобы у тебя все было хорошо, то есть исправить мою сексуальную ориентацию. Я долгое время в принципе не могла двинуться, жила в чувстве вины, практически ни с кем не разговаривала. Когда чувствуешь себя настолько неправильным человеком, стыдно смотреть людям в глаза. В итоге все дошло до психических расстройств. Я состою на учете у психиатра с тревожно-депрессивным расстройством, с расщеплением личности. По факту к какому-то моменту я решила покончить с собой. Все потеряло и не приобретало смысл. Это ощущение, что лучше бы меня не было. Сейчас мне лучше. Несколько психотерапевтов я перебрала, потому что я не могла работать, видно, что человек напрягается и зачем мне это надо.

Ко мне приезжал пару лет назад этот хороший мальчик. Он уже женился там, но он приехал и предложил мне секс, причем приехал по-дружески. Я отказалась, хотя мне было страшно. Это было неожиданно, и я побоялась что он может изнасиловать. Он был пьян. 

Отметим, что всем респондентам/кам, согласившимся рассказать про свой опыт, была доступна психологическая поддержка и правовая помощь на безвозмездной основе. 

03

Шаг третий.
Эксперимент, обращения к поставщикам услуг

После систематизации данных свободного интервью мы выделили четыре основные направления практик «конверсионной терапии» в России: 
⦁ медицинский подход; 
⦁ психотерапевтический подход; 
⦁ религиозный подход; 
⦁ эзотерический подход.

Несколько волонтеров/ок согласились принять участие в эксперименте. Основная задача эксперимента – собрать актуальные данные о практиках «конверсионной терапии» в России. Волонтеры/ки перед участием в эксперименте подписывали договор и согласие на участие в исследовании, получали консультацию юриста. Особое внимание мы уделили безопасности участников/ниц эксперимента. Как и в интервьюировании, все участники/цы имели доступ к психологической и юридической помощи. Волонтеры/ки фиксировали дату и время, свое состояние и вели аудиозапись приема в целях исследования и безопасности. При выборе возможных поставщиков услуг мы не только обращались к тем поставщикам услуг, кто был назван в интервью, но и случайным образом выбирали медицинские центры, экстрасенсов, психологов, которые могли быть потенциальными поставщиками услуг. 

Медицинский подход в практиках «конверсионной терапии в России»

Визит 1.

Поставщик услуг: Центр Мадорского В.В. «Надежда», г. Ростов-на-Дону, ул. Филимоновская 78 кв.46, г. Ростов-на-Дону, пр. Стачки 342. 

Врач: Самородов Михаил Альбертович.

Запрос: изменить гомосексуальную ориентацию, женщина, лесбиянка.

Ход консультации: снятие запроса, согласие на оказание услуг по изменению сексуальной ориентации, «просвещение», направление на патопсихологическое исследование.

Из консультации:

Надо понять в чем проблема и с чего тебя потянуло на девочек, первоначально?

До этого опыт общения с мальчиками был?

Что в этих отношениях было не так, что больше начали нравиться девочки?

Чем они тебя пугали? [до этого пациентка не говорит о страхе: «Я бы не сказала, что это были отношения. Я и с женщинами начала встречаться в институте»].

Давай я сейчас просто расскажу, а ты сейчас скажешь, так у тебя или не так. Потому что первоначально при всех вот этих вот нарушениях сексуальной ориентации, там лежат в основе два принципа. То есть первое – это эндогенность. Это не то чтобы нарушение, но своеобразие нарушений в головном мозге. В связи с которым основное проявление – работа мозга похожа на работу компьютера с непрочищенными контактами. И основное там проявление – человек не может отличить главное от второстепенного. В интимных отношениях главное – это чтобы было лицо противоположного пола. А когда нам все равно, от кого получать удовольствие: от однополой любви или разнополой, то это уже, скажем так, путание главного с второстепенным. Сейчас у тебя запрос правильный, но почему он не возник у тебя еще вот во время полового созревания? Вполне возможно, что здесь сказалась эндогенность. И второй фактор, который срабатывает, – это то, что с лицами противоположного пола гораздо сложнее добиться контакта и понимания, чем с лицами своего пола. Что с ними все понятно, легко и просто. С противоположным полом все сложно. У меня есть и клиенты мужского пола, которые предпочитают гомосексуальные отношения потому, что вот страшнее бабы зверя нет. Ну ее нафиг, лучше со своими. Оргазм такой же, а все гораздо проще.

[А у Вас есть успешный опыт, когда у человека хотя бы ремиссия длительная наступала?] Там не бывает ремиссии. Там мы либо переориентировались, либо нет.

[А Вы можете переориентировать?] Да. Смотри, для начала надо сделать экспериментально-психологическое исследование. Это сначала заполняешь опросник из 556 вопросов. Потом садишься с врачом-диагностом. Она проводит различные тесты, направленные на тестирование сферы мышления, концентрации внимания, ассоциативного мышления, полоролевой ориентации, защитных механизмов, ну, в общем, дается полная картина и сознательных, и бессознательных потребностей человека, защитных механизмов, направленности и всего остального. И тогда будет понятно, это какие-то гормональные вещи.

Будем считать, что это психологические проблемы, которые, не скажу, что быстро, но достаточно легко убираются. После того как ты пройдешь эти тесты, экспериментально-психологическое исследование, уже будет понятно, что конкретно в тебе поломалось. И из-за чего ты у нас – достаточно умная и симпатичная девушка – выбрала не самый лучший способ удовлетворения сексуальных потребностей.

[Но ориентация, это не только про секс, но и про отношения?] В основе этих отношений лежит именно сексуальная подоплека. Здесь дедушка Фрейд был абсолютно прав. И никуда от этого не денешься, причем оттенок сексуальности в отношениях – он продолжает оставаться даже тогда, когда у обоих супругов наступает импотенция лет так в 70-80, когда, казалось бы, к чертям секс, секса нет, а отношения именно вот продолжают носить, скажем так, как сейчас модно, гендерный характер. 

[А вы работали с женщинами нетрадиционной ориентации?] Да. Когда уже начинались отношения с молодыми людьми и, скажем так, девушка училась грамотно с ними общаться, когда нет необходимости ходить и зря тратить деньги, когда и так все налажено, и определенные навыки были даны управлять мужчинами как надо, менять эти внутренние программы, которые не дают это делать, то дальше уже простор для творчества.

Были и неудачные, скажем так, опыты, но там ситуация немножечко другая была. Там девушка пришла с запросом, чтобы дать ей справку, чтобы на операцию – удалить молочные железы. Вот при этом менять пол, то есть первичные половые признаки она не собиралась, а вот сиськи удалить она хотела. Естественно, что хирургия отправила на обследование, и вот с ней пытались двигать. Но она все равно продолжала настаивать на своем. И вот все равно работа с подсознанием и экспериментально-психологическое исследование там все выдавало, что у нее нормальная полоролевая ориентация, но вот тем не менее чего-то ей захотелось превратиться в полумужчину-полуженщину. Долго она не занималась. Она в основном постоянно ходила: когда вы мне справку дадите? Ну, в общем, в итоге ей дали справку, что ни хрена она в душе не мальчик, и дальше не знаю, что с ней было. Ей дали не ту, которую она хочет. Дали на основании объективных данных, что нету у нее психологических особенностей, которые бы позволяли считать ее мальчиком. После чего она обиделась и сказала, что мы тут все шарлатаны. Ну, это подтверждалось данными.

Здесь все зависит от запроса. Если человек пришел с твердым намерением, что хочу сделать вот так, то не вопрос. 

[Вы сказали, что с этим запросом я должна была обратиться, когда я была подростком. Но могла ли я обратиться с этим запросом]. Да. У нас сейчас здесь лежит девчонка. Ей четырнадцать или пятнадцать лет. Наталья Владимировна ее курирует. Вот та, ну она еще и в маниакальном состоянии, но она вовсю декларирует свою принадлежность к ЛГБТ и домогалась тут даже до нашей больной и покусала ее в шею. А там просто родители решили, что не надо девочку закалывать, и она тут в маниакальном состоянии и домогалась ко всем симпатичным девчонкам.

[Предположим причины психологические, а как дальше мы будем работать?] А дальше мы будем работать с психологическими причинами, то есть копаться в подсознании, работать с образами, если надо, гипноз, там НЛП-шные практики, ну, в общем, инструментов много, что подойдет оптимально и заранее сказать не могу. Плюс медикаментозное лечение… Даже не лечение, а, там, медикаментозное прикрытие, чтобы убрать тревогу, эмоциональное напряжение, которое мешает. Прежде, чем делать в квартире ремонт, надо сначала пожар потушить. Это будут нейролептики типичные, будут подбираться. Нейролептики, транквилизаторы, возможно, антидепрессанты либо нормативники, которые выравнивают фон настроения. Я говорю про глубинные, когда мы будем глумиться над мальчиками и писать ему, оно [настроение] может стать, скажем так, перепады настроения могут начаться.

[Я правильно понимаю, что мы будем учиться коммуницировать? То есть я могу зарегистрироваться в Тиндере?] Да, но лучше не на Тиндере, а лучше на Мамбе и начать там над молодыми людьми глумиться, измываться. То есть для начала необходимо убрать страх перед мужчинами, а он в той или иной форме подавленный, но присутствует.

[Я встречалась с молодыми людьми, но у меня не было с ними секса. Мне не хотелось, и я с трудом себе представляла, что я занимаюсь сексом с мужчиной]. Что мешало представлять? Понимаешь, не привлекали чем? Запахом? Поведением? Тревожность и страх, а что с ними делать, и ну его на хрен? С женщинами проще, они понятнее. С ними все просто и понятно. То, что мужчины и женщины с Марса и с Венеры, это абсолютно разные создания. У меня первый брак распался, потому что я, будучи глупым и молодым, я от влюбленной женщины ожидал реакции влюбленного мужчины, то есть это дурацкое предложение, что если хочешь понять, поставь на свое место, вот я и поставил…

[Сколько времени надо?] Это от тебя зависит. Скажем так, от полугода до трех лет, раз в неделю сеансы. Самое сложное – это преодолеть сопротивление покоя. Когда какой-то предмет стоит на земле. Вот предмет стоит на земле, и там действуют две силы, препятствующие его движению, – потенциальная энергия и сопротивление скольжения. Когда его с места сдвинули. Как на санках, больше усилия, чтобы сдвинуть их с места… Как движение начнется, можно перенести раз в две недели.

[Отличается лечение мужского и женского гомосексуализма?] В теории и принципах не отличается. А в методиках… Мужчине надо привить мужественность, а женщине женственность.

Рекомендации:

Чтение литературы: Левак Михаил Ефимович «Принцип сперматозоида», «Психологический вампиризм», «Похождения трусливой львицы», «Похождения вечного Принца». Новоселов «Женщина. Учебник для мужчин». Джон Грей «Мужчины с Марса, женщины с Венеры». Ковалев Сергей Викторович «Мы родом из страшного детства», «НЛП, программа счастливая судьба». Читать и конспектировать.

Создание сценария своей жизни от рождения.

Секс с мужчинами, псевдопсихотерапевтическое лечение, медикаментозное лечение, предложен гипноз. 

Визит 2.

Поставщик услуг: Клиника «Спасение» город Москва, ул.Габричевского, 5к10.

Врач: Илюхина Ирина Руслановна, врач-психотерапевт.

Запрос: изменить гомосексуальную ориентацию, женщина, лесбиянка.

Ход консультации: сбор первичной информации, определение с запросом, исследование барьеров и ресурсов. Ориентация на принятие своей сексуальной ориентации.

Рекомендации: психотерапия, сопровождение каминг-аута. 

Визит 3.

Поставщик услуг: Клиника «Кордиа» ул. Старые Кузьминки д.5. 

Врач: Дмитрий Константинович Гончаров.

Запрос: изменить гомосексуальную ориентацию, женщина, лесбиянка.

Ход консультации: сбор первичной информации, определение с запросом, исследование барьеров и ресурсов. Ориентация на принятие своей сексуальной ориентации.

Из консультации: отказ в медикаментозном лечении, консультации по принятию себя и своей сексуальной ориентации, переадресация к специалистам по вопросам СОГИВ.

Рекомендации: психотерапия и перенаправление к психологу, специалисту в области СОГИВ. 

Визит 4.

Поставщик услуг: Клиника “Преображение”. г. Москва, Новоданиловская набережная, дом 4, стр. 2. 

Врач: Генинг Анна Савельевна психиатр, врач высшей категории.

Запрос: изменить гомосексуальную ориентацию, женщина, лесбиянка.

Ход консультации: сбор информации, снятие запроса, заключение, согласие на оказание услуг по изменению сексуальной ориентации, «просвещение», предполагает, что на сексуальную ориентацию повлияли обиды со стороны мальчиков в детстве, направление на патопсихологическое исследование.

Из консультации:

[Уже при первичном обращении по телефону] Проблему надо устранять и обострение купировать.

Позвольте себе встречаться с мужчинами и испытывать те ощущения, которые он может дать. С мужчинами тоже можно договариваться, они порой даже более мягкие и более ранимые. Чем отличаются наши тела? Тем, что у них есть член, а у нас его нет. И вот они с этим членом не знают куда деваться, понимаете. Они боятся, у них тоже свои комплексы есть, что его откусят, отрежут… Мужчина это тоже человек, с которым нужно, как сказать, научить его. Он тоже боится.

Из нашего интервью я поняла, что у вас нет особого отторжения мужчин. У меня ощущение, что, может быть, бисексуалом вы являетесь. Эти люди на грани ходят. Могут иметь семьи и в последующем удовлетворить запросы общества и свои тоже.

В принципе с этим можно работать. Запросы у вас хорошие.

Транссексуалы приходят. Мальчики хотят быть девочками, девочки хотят быть мальчиками. Получается им помочь… Главное – принятие. Сильно влияет, что геев и транссексуалов не принимают, от этого возникают тревоги. Общество выдвигает такие требования, ваше внутреннее я не хочет. Важно разобраться, что вы хотите.

Рекомендации:

Продолжить работу со страхом секса с мужчинами. Пробовать и практиковать секс с мужчинами.

Предлагается создать брачный контракт с мужчиной, включая договоренности о том сколько раз «быть с мужем в постели».

Завести тетрадь, писать свои мысли в течении сорока минут в день по поводу жизни, прошлого, будущего. 

Визит 5.

Поставщик услуг: Московский научно-исследовательский институт психиатрии филиал ФГБУ «НМИЦ ПН им. В. П. Сербского» Минздрава России, г. Москва, ул. Потешная, д.3, к. 10. 

Врач: Кан Игорь Юльевич.

Запрос: понять, что происходит, и изменить гомосексуальную ориентацию или гендерную идентичность, трансгендерная женщина в процессе трансгендерного перехода, гетеросексуальная ориентация.

Ход консультации: сбор первичной информации, определение запроса, согласие на оказание услуг по изменению сексуальной ориентации, «просвещение».

Из консультации:

Как бывает у людей, то есть человек еще не совсем, так сказать, вообще представляет, так сказать, что ему нужно, тогда это да, тогда, наверное, так сказать, я вам могу помогать, и мы с вами, так сказать, можем разговаривать. Если это уже, как говорится, человек уже битый жизнью, конкретно идущий под конкретно какие-то мероприятия, то тут уже немного другая специфика. И вот на этом, так сказать, немножко другие сидят люди. Я все, так сказать, другими вопросами занимаюсь. Вы, правильно ли я понимаю, что вы еще пока не вполне определились? [по телефону при первичном обращении].

Что касается запросов по смене пола, я вам по телефону рассказал, я все-таки немножко не тот доктор, который сидит на этой теме. У нас вот есть несколько докторов, которые непосредственно этими вещами занимаются. Но, раз есть сомнения какие-то, жизненные вопросы, то мы их, так сказать, сейчас обсудим. Обсудим, может быть, перспективы на дальнейшее, и я вам искренне расскажу, какие есть варианты. Потому что варианты есть, мы все на этих вещах сидим, и я об этом знаю. А потом вы сами будете, так сказать, принимать решение, как вам будет удобно так вы и сделаете.

Ненормально иметь отношения с мужчинами.

Вообще половое влечение у вас к кому? А к женщинам? Вообще не за что зацепиться? Так было всегда?

Кто самый авторитетный человек? Половую жизнь начал с какого возраста? Начал с мужчинами по своему желанию?

Я не настроен вас учить жизни. Я хочу чтобы вы были счастливы.

[Это грех] Это важно. Ваша вера входит в конфликт с вашей сексуальной направленностью.

Вы в принципе, если не брать сексуальный момент, вы традиционный человек? Что должна быть семья, мама, папа?

Вы же не пришли ко мне и не сказали: «Давай отрезай член и выращивай грудь». Беда в чем, если вы меняете пол? Если ты просто имеешь гомосексуальное влечение и практикуешь с мужчинами, то в общем ты более или менее свободный человек. Ты завтра решишь и можешь иметь отношения с женщинами. Тем более, если ты хочешь развивать этот вариант влечения, если ты этого хочешь, то есть некоторые способы. И я вам об этом тоже расскажу.

О том, что это не лечится и нет никаких вещей – это не так на самом деле. Здесь все может зависеть от твоего желания. Если ты хочешь менять пол, то ты встаешь в определенную позицию. Это позиция не только того, что ты имеешь секс с мужчинами. Это паспортная позиция, это позиция ролевая. Это позиция отношения общества к тебе, тем более вы правильно сказали, что мы живем в России и ты так резко переходишь в определенное меньшинство. Это все нелегкие вещи, кто бы и что бы об этом ни писал. Там, на мой взгляд, ты более маневренный. Но вопрос в другом даже, он даже не в транссексуализме и не в гомосексуализме.

А вы видите как вы ставите вопрос. А вообще вопрос: а так ли я живу? В сексе меня все устраивает, я получаю удовольствие. А вот в душе меня не все устраивает, что-то не так. И у нас получается аж три позиции, которые мы должны каким-то образом выбирать. И третья позиция, либо я пытаюсь расширить свои позиции и каким-то образом выскочить на традиционные отношения «мужчина – женщина». Либо я живу так, как я живу без того, чтобы начинать бороться с государством и доказывать, что не крокодил я и не жираф, и чтобы меня признали как женщину, и будете вот этим вот трансгендерным, вот таким вот вариантом в наших условиях. Это не Голландия. Это, в общем, такая сложная история на самом деле. Вы, наверное, знаете, читаете о всех этих вещах. Есть люди революционеры, которые готовы бороться и которые чувствуют себя женщиной в мужском теле. И все. И никак они, ни туда, ни сюда их не подвинешь. И они готовы все вот эти вот сложности, то, на что их обрекает общество, они готовы эти вот вещи принимать и каким-то образом к ним адаптироваться. Или это третий вариант, третий вариант получается оставить все как есть… Не спешить с такими вот вещами, а попробовать что-то принять в себе, что-то понять… Но это более маневренный вариант, потому что он оставляет тебе путь и туда, и сюда. С женщинами тоже оставляет путь, но там, понимаете, там сложно, потому что, если ты все-таки пытаешься расширить это в гетеросексуальность, то ты должен от гомосексуальности оттолкнуться. Потому что, по практике, невозможно лечить алкоголика и разрешать ему пить водку.

Самый тяжелый из них транссексуальный вариант… Готов ли ты идти на операции? Дело даже не в операциях, даже если ты пройдешь через боль, через прочие все эти вещи, не факт, что ты станешь равным, так сказать, женщине. Ты все равно ею не станешь, это же надо понимать, мы же люди с вами адекватные во всех этих вопросах.

Ты можешь стать не нужен и гомосексуалистам, потому что они ищут немножко другое, и можешь ненужным стать обычным людям, женщинам можешь не стать. Одиночества вопрос и вопрос непринятия общества.

Все комиссии – это тридцать три круга ада и в конечном итоге ты упираешься, ты чувствуешь, что это ничего тебе не дает. Ну покалечили тебя, сделали тебе операции на половых органах, гормонами ты этими обожрался и сидишь на риске рака и всяких там злокачественных, что бы ни писали об этом все равно.

Если вы мне скажете давай, я не могу так. Мне надо все-таки найти вариант с женщиной, я хочу ребенка нормально, я не хочу быть то ли тетей, то ли дядей, то ли мамой, то ли папой, я все-таки другого плана человек, то я буду помогать вам, я вам расскажу, как это делается, и, может быть, и помогу в этом плане, потому что все зависит от желания человека в этой истории.

После того, что вы говорите, я не думаю, что вам надо менять документы и делать операции, потому что это неразумно. Это совсем другие люди, и у них таких сомнений не возникает.

У ребенка два папы в России? Ну, это какая-то ерунда получается, честно говоря. У нас будут косо смотреть и этого ребенка затравят.

Если ты хочешь традиционные вещи, то это сложности. Тип влечения у вас гомосексуальный, направленность, и нам придется это ломать. Мы это будем делать доброжелательно.

Добровольно. Вы встали и ушли, но я хочу чтобы вы сами поняли, что это ваше абсолютное дело.

Ну, однополая любовь непродуктивна.

Рекомендации: 

Начать можно с мастурбации. Начинаешь вводить женские образы, вводить гетеросексуальные образы. Вот, допустим недели три, недели четыре для первого этапа. Ставишь вопрос: что в маструбаторных сессиях должны появляться женщины. Если тебе удается по крайней мере получать семяизвержение при просмотре гетеросексуальной порнухи… Пытаешься найти для себя какие-то крючки в женщинах, чтобы ты смог возбудиться и закончить. Может, это сложнее, ты пытаешься обращать внимание на реальных женщин. Принцип первого этапа: возьми с человека, что можешь, и поставь в те условия, которые тебе нужны. А дальше опять приходить к врачу, с которым ты работаешь.

Я не могу сказать все эти этапы. Все рассчитывается индивидуально. То, что я сейчас предлагаю, это диагностика. Это некоторое насилие над собой будет, добровольное насилие. 
Врач обращался по паспортному имени, не спросил, какое местоимение использовать. 

Визит 6.

Поставщик услуг: Многопрофильная медицинская клиника «Эскулап» . г. Архангельск, ул. Логинова, д. 21, корп. 1.

Врач: Клюканова Наталья Викторовна, психиатр.

Запрос: изменить гомосексуальную ориентацию, женщина, лесбиянка.

Ход консультации: снятие запроса, «просвещение», перенаправление к гинекологу.

Из консультации: 

Это все на гормональном уровне. Сами представляете, наверное. 

Может вам мужчины не попадались такие, может вы себя как-то сами ведете не так лидерство какое-то проявляете? 

А сами-то вы не пробовали общаться с мужчинами? 

Секса с мужчинами у меня никогда не было. Они вам не предлагают или вы их отвергаете их предложения? 

Психиатр может назначить только лекарственные препараты, а такая сексуальная направленность у психиатра не лечится, это ведь лечится либо хирургическим способом, либо гормональные лекарства назначают. [Хирургическим способом – это лоботомия?] Да. 

Лекарственные я вам назначу, а психолога вам придется искать по отзывам в интернете. 

Cначала узнайте уровень гормонов. Там гинеколог подберет лечение и все нормализуется. Если не нормализуется, тогда с психологом поработайте и плюс медикаментозная коррекция со стороны психиатра. 

А спите как? [Нормально сплю]. Может вам кажется? 

У нее роль мужика в семье, добытчика. И она вся такая крепкая, волевая, как мужик. Куда гормоны денешь? Никуда. 

Рекомендации:

Переадресация к психологу для «перенаправления влечения к мужчинам», направление к гинекологу для коррекции сексуального влечения (к Пан Анжеле Сергеевне).

Через какое-то время психиатр освоилась и стала говорить про какие-то положительные примеры из жизни, но оставаясь в ненаучном поле и оперируя понятиями «мужской роли» и «женской роли» в женских однополых отношениях. При этом речь иногда сопровождается фразами о том, что важно самой быть счастливой и не обращать внимание на непринятие со стороны общества, но все равно возвращается врач к тому, что причиной гомосексуальности является гормональный сбой.

Врач: Пан Анжела Сергеевна, гинеколог.

Поставщик услуг: Многопрофильная медицинская клиника «Эскулап». г. Архангельск, ул. Логинова, д. 21, корп. 1.

Запрос: консультация по изменению гомосексуальной ориентации по направлению от психиатра, женщина, лесбиянка.

Ход консультации: сбор анамнеза, снятие запроса, осмотр, исключила «гермофрадитизм».

Из консультации: 

Психологическая проблема, скорее всего, физиологически вы женщина. Я не психолог, мне важно понять, что я могу вам сделать. 

Вы в семье одна такая?

Рекомендации: отказ в гормональной терапии для изменения сексуальной ориентации. Гипотеза гинеколога о причине гомосексуально ориентации – негативный первый опыт. 

Визит 7.

Поставщик услуг: Лечебно-реабилитационный научный центр Бухановского А.О. «Феникс», г. Ростов-на-Дону, пр.Ворошиловский, 40/128.

Врач: Дьяченко Антон Васильевич, врач-психиатр первой квалификационной категории, член Российского общества Психиатров, член Профессиональной Медицинской Психотерапевтической Ассоциации.

Запрос: изменить гомосексуальную ориентацию, мужчина, гей.

Ход консультации: снятие запроса, сбор первичной информации, «просвещение», допустил применение практик по изменению сексуальной ориентации, направление на патопсихологическое исследование.

Из консультации: 

Вы очень рассуждаете здраво. Мы чаще сталкиваемся с другим. С иррациональным стремлением того, что часто проявлять не стоит. У вас же проблема, которая есть и существует без вопросов. Давление есть, ваши опасения по поводу семьи они полностью оправданы, и, увы, может, так не должно быть. Но видите, вы ставите такую задачу, можно ли это изменить. Можно или нельзя – мне это сложно сказать, беседуя с вами… Яркой такой психической патологии не вижу, которая могла бы обуславливать ваше влечение. Соответственно это либо некий психологический момент, который тоже поддается в принципе коррекции, либо нет, либо это вариант нормы, такое тоже бывает. Есть, вопреки расхожему мнению, очень небольшое количество людей, которые рождаются с гомосексуальным влечением. Они не больны, это аномалия, правда, вот вы тоже также относитесь, что это необычно, это действительно необычно, но это не болезнь. С одной стороны это хорошо, лучше не болеть, чем болеть, но это нельзя убрать. Это как иметь некую физическую особенность, как, например, шестой палец, шестой-то палец можно убрать, но форма ладони все равно останется. Че делать… Вы пройдете ряд сексологических методик, чтобы было немножко понятнее. Может, вам удастся не тратить лишних средств. Это важно, и то, что вы страдаете – это совершенно понятно. Но не хотелось бы вас вовлекать в странную работу по перестройке того, что перестроить невозможно. Но надо разобраться, возможно или нет. 

Методы существуют, когда это возникает в рамках расстройств определенных. То есть, если это врожденная черта, то ее не изменить. Ее надо принять. 

Думайте о том, что для вас, лично для вас является полноценным и счастливым. Вы очень мудро поступили, вы обратились к психиатру понять: «А у меня есть ли альтернатива или так – значит так». Это правильное решение. Но мы действительно разберемся. Я думаю, что ответ на ваш вопрос вы получите. Если нужна будет работа психотерапевтичекая в ту или другую сторону, то я вам подскажу хорошего психотерапевта. 

Когда мы поймем, что с вами происходит, чем помогать вам. Нужны ли будут лекарства или нужна будет психотерапевтическая помощь… В зависимости от причины. Если это связано с перепадами настроения, психическими расстройствами. Лечатся расстройства, которые могут это обуславливать… Если этого нет, никто вам лекарства назначать не будет. 

Про «Феникс» иной раз там пишут в интернете, что и справки об изменении пола никому не выдаем и лечить всех на свете пытаемся. Но это на самом деле не совсем так. Мы лечим то, когда мы видим расстройство. И даем те рекомендации, которые считаем нужным. Если нет расстройства, то соответственно никто не переучивает и не перелечивает, это невозможно. 

Ни о каком электрошоке и лоботомии речи не идет в вашем случае. 

Есть формы гомосексуализма, возникающие при патологическом влечении. В форме зависимости, там лечится зависимое поведение. Определенные препараты назначаются и психотерапия. Есть при, например, биполярном аффективном расстройстве. В нашей с вами беседе я пока не видел признаков ни того, ни другого. Пока, по крайней мере… 

Есть люди, которые в целом имеют гетеросексуальное влечение преимущественно, но иногда испытывают тягу не к гомосексуальным отношениям, там нет переживаний, о том, чтобы с кем-то проводить время, иметь романтические чувства, влюбленность. Там исключительно секс-отношения и определенного вида. Часто они случайные, часто они максимально обезличены. То есть желание с кем-то проводить просто время, дружить там нет. 

У вас влюбленности были в мужчин? А почему сейчас нет? Просто не хочется пока или человека не нашли? А в принципе люди, которые вас окружают гомосексуальной ориентации, они вам симпатичны?

Рекомендации:

Переезд в Санкт-Петербург или другую страну. 

Направление на патопсихологическое исследование к клиническому психологу. 

Через некоторое время к Антону Васильевичу Дьяченко обратилась открытая лесбиянка, которая активно использует в своей речи феминитивы. Именно эти причины, с ее точки зрения, стали причиной подозрения у врача на шизотипическое расстройство пациентки.

мнение эксперта

Оксана Корсунова,
психотерапевтка, психиатрка.

Если специалист не работает с трансперсонами и гомосексуалами, то он отнесет это к эксцентричному поведению и аномалиям мышления и он будет искать аномальные идеи, не доходящие до ярко выраженного бреда, болезненную навязчивость, нарушение мышления, расстройство восприятия. А так как у трансперсоны будет гендерная дисфория, то это совершенно “прекрасно” для того, чтобы выявить шизотипическое расстройство, это врожденное и сохраняется всю жизнь. 

Сам Антон Васильевич периодически появляется в псевдонаучных интернет-пабликах, которые продвигают ужесточение закона о «пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних в России». 

Визит 8.

Поставщик услуг: Клиника психического здоровья «Возрождение» г. Москва, ул. Угрешская, д. 2, стр. 148. 

Врач: Губин Илья Анатольевич, нарколог, психиатр, психотерапевт.

Запрос: от матери совершеннолетней трансгендерной персоны – изменить гендерную идентичность ребенка.

Ход консультации: снятие запроса, сбор анамнеза, «просвещение», направление на патопсихологическое исследование.

Из консультации: 

Это заявление может быть и проявлением психического расстройства, и как бы да, действительно являться нарушением половой самоиндентификации… Это не психическое расстройство, это тягостное состояние, потому что если по генотипу, генетически в ней заложен мужчина, а внешне она женщина, то она будет страдать и будет чувствовать какие-то проявления. Поэтому это сначала психиатр, психолог, если никаких расстройств психических мы не обнаруживаем, значит, это генетик. 

Может микросоциум вы подобрали такой, который сподвигает вас на это? 

Понимаете, тут такой момент, если окажется сейчас вдруг, что у вас нет психического расстройства, понаблюдают, действительно, будет такой вариант, что операция по превращению в реального мужчину, то вы же не сможете детей иметь. Вы думали об этом? Чисто технически будет у вас то, что, как кажется, не хватает, а может быть, и все хватает. И с учетом гормональной терапии будут перестройки такие, что… И потом возврата уже не будет. Или у вас в плане доминанты – вы не можете думать о последствиях, вам очень важно, так скажем, сейчас превратиться. 

Вы себе как представляете, насколько будет качественной ваша жизнь? Или, может, подождать, и вы не созрели как личность, личность созревает к 25 годам? [Спрашивает но не дает ответить, между вопросами нет пауз.] Может быть, расширить свой круг общения? 

В 21 год определяется с полом человек, почему так долго-то, могла паспорт уже получить. 

Ну а не хочет лечиться-то. 

Если это психическое расстройство, то надо лечиться. А если это не задействована психика, а если это генетический позыв. Бывает, природа ошибается. Генетически заложен мужчина, мужское начало, а чисто фенотипически внешне рождается девочка. Здесь, конечно, очень много споров. Здесь и религиозный момент, здесь и этический момент, здесь и, естественно, были такие случаи, когда отказывали. В свое время, при Советском Союзе такого не было и такие вопросы не возникали. Но на фоне того, что этот дискомфорт, то есть у тебя мужское тело, и ты женщина, конечно, такое состояние дискомфорта и нерешенность. Если это действительно нарушение, связанное с более глубокими генетическими моментами, не зависящими от психики, то, естественно, это приводило к нехорошим моментам. Человек не может, если он чувствует себя – женщина – мужчиной либо наоборот, он не может и семью создать. Если даже и физически дети появляются, он должен роль отца исполнять, а он женщина, то это тоже не удается. В принципе с определенного времени было принятие в психиатрии, что если это нарушает жизнь человека, портит и иногда приводит даже к суициду, к суициду ситуационному… Естественно, в свое время по воспитанию люди просто терпели всю жизнь. 

У меня был такой случай: приходила девочка, обратный случай. Прихожу на консультацию, а ко мне заходит мужик, она давно на гормонах, плечи накачаны и уже борода – вопрос уже операции. 

Вообще гормоны сокращают очень сильно жизнь. Это очень стрессовая терапия, просто не знаю, об этом вы читали не читали. Особенно те люди, которые как наркоманы, которые не хотят говорить о последствиях наркомании. Все в розовых тонах. Есть все-таки последствия наркомании. А их надо проговаривать, что массивная гормонотерапия вызывает кардиомиопатию, и бывают такие гормональные сдвиги, которые действительно серьезно сокращают жизнь. Трансгендеры долго не живут. Это раз. Отсутствие возможности родить – это два. Третье это момент психологический… Если единственный ребенок в семье и трансгендер… Никто не рожает ребенка, чтобы был конечной веточкой обрубленной. 

Психотерапия помогает, если это внушенные мысли и идеи. Есть понятие индукция, то, что вы сказали, попадает внушаемая личность в определенную группу, это как секта, не секта, а как секта, если сравнивать. Попадали люди нормальные, но были внушаемы. Уходили из православия, отовсюду уходили, отдавали машины, деньги… Если это вопрос не генетической патологии, психической, то, возможно, это внушение: «трансгендеры есть и я тоже трансгендер», тогда психотерапевт может помочь. 

Ну, сказать, что прям стопроцентный успех, обычно это истина какая или болезнь, или продукт. Приходят часто на каком-то этапе, внешне уже не женщина, сейчас отказывать в операции, то что это будет, уже ничто. Но так как у них до этого был осмотр психиатра, все-таки еще раз там. 

Здесь можно пытаться, но если останутся доминирующей в общении вот этот микросоциум, вот эти «сходки», будет один день ходить к психотерапевту, один день на «сходку», будет разрыв, отсутствие занятости. 

Надо толчок, чтобы пошел на работу. Надо перестать кормить, чтобы была мотивация пойти на работу. 

Для 21 года вы не доросли. Ваши сверстники вашего возраста более самостоятельны и более эмоционально зрелы. Сейчас достаточно однобокое развитие у вас. 

Сейчас, я хочу сказать, в общем идет с Америки какая-то волна по поводу трансгендерной темы. Что это за индукция такая. Но одно дело, когда это дети, другое дело, когда это взрослые. 

Тяжело принять. Это как тяжело принять, когда сын объявляет, что он гомосексуалист. Это же тоже тяжело. Но это тоже не психическая болезнь. Вот раньше лечили. Но она не лесбиянка. Если бы она была лесбиянка, то она бы здесь не сидела. Это другое. Потому что у лесбиянок нет нарушения половой самоидентификации. Транссексуалы и трансвиститы – это тоже разные вещи. Идентификация нарушена за счет чего, трудно сказать. Влияние было извне, оформилось благодаря общению. 

При первичном звонке доктор спросил о согласии совершеннолетнего ребенка посетить консультацию. С согласия трансгендерной персоны на консультации присутствует мать. При этом со стороны врача постоянный мисгендеринг и деднэйминг трансгендерной персоны (врач использует паспортное имя, приписанный пол). Во время консультации психиатр запугивал негативными последствия гормонального перехода. 

Рекомендации:

Направление на патопсихологическое исследование и на психотерапию маме и ребенку. 

Визит 9.

Поставщик услуг: Ян Генрихович Голанд.

Врач: Ян Генрихович Голанд, 82 года, Заслуженный врач РФ, психотерапевт, сексолог.

Запрос: изменить гомосексуальную ориентацию, женщина, лесбиянка.

Ход консультации: первичная консультация по телефону. В личной консультации отказал, причина – просьба о переносе времени.

Из консультации по телефону:

А что происходит с вами?… А какую вы у себя ориентацию нашли?.. Скажите, пожалуйста, кем вы работаете?.. А заканчивали что? Вас ко мне врачи направили?

Вы смотрели такой американско-российский фильм “О любви”?

Рекомендации:

Записывать в тетрадь свои мысли. Видит причину гомосексуальности в отсутствии внимания со стороны отца. 

В целом важно отметить общий низкий уровень знаний у психиатров по вопросам СОГИВ (сексуальной ориентации, гендерной идентичности и выражения). Врачи слабо владеют корректной лексикой или не используют ее при общее с пациентами/ками. Более того, часто психиатры позволяют себе откровенное морализаторство, усиливая тем самым социальную стигму и подталкивая к практикам «конверсионной терапии».

мнение эксперта

Дмитрий Дмитриевич Исаев
историк и православный свящпсихиатр, психотерапевт, сексолог,
кандидат медицинских наук, доцент.енник.

Это не столько даже терапия, потому что нельзя сказать, что систематически с ними что-то там делали, таких единицы. Большинство после нескольких встреч убеждаются, что мне либо пытаются назначить лекарства, которые ничего хорошего не дадут, либо пытаются как-то психотерапевтически давить на то, что ты аморален, еще что-нибудь в этом роде. 

Психотерапевтический подход в практиках «конверсионной терапии в России»

Визит 10.

Поставщик услуг: Клиника “НеоВита”, г. Москва, ЖК «Долина Грез», Крылатская ул., 45 корпус 1, 1 этаж. 

Врач: Игорь Капитонов, психолог, психотерапевт.

Запрос: изменить гомосексуальную ориентацию, женщина, лесбиянка.

Ход консультации: определение запроса, сбор информации, «просвещение», применение техник введения в транс, обсуждение, применение техник подобных регрессивному гипнозу, обсуждение, рекомендации.

Из консультации: 

А вы лесби? 

Повторяй: «Ты мой предок. Я твой потомок. Это состояние помогло тебе каким-то образом. Но для меня это состояние тяжелая ноша. Мне очень жаль, что это состояние было в твоей жизни. Я хочу помочь тебе, себе и этому состоянию. Но давай наполним это состояние цветами». 

«А вас часто предавали, Ольга?»

Рекомендации: 

Причины гомосексуальности клиентки психолог нашел в первом сексуальном контакте с мужчиной, при этом секс с женщиной не рассматривается как первый сексуальный опыт. Вывод был сделан на основе «выявленного» в состоянии транса факта сексуализированного насилия, пережитого в дошкольном возрасте. Затем через «обращение к опыту предков» (практики из сферы регрессивного гипноза, признанного псевдонаучным методом, несущим опасность для клиентов/ок) психолог сделал вывод, что состояние это приобретено через предка-женщину. Опасность методов регрессивного гипноза заключается в формировании иллюзий и ложных воспоминаний, как правило, травмирующих, что усиливает уязвимость человека. Весь сеанс длился около двух часов. За это время психолог нарушал личные границы клиентки. Психолог высказывал мнение о наличии «истинной» и «ложной» гомосексуальности, предлагал изменение гомосексуальной ориентации через контакты с мужчинами, чтение книг (Руслан Жуковец «Как обуздать эмоции» для работы с состоянием страха, гнева, тревоги), практики парных танцев с мужчинами. 

Визит 11.

мнение эксперта

Яков Кротов,
историк и православный священник.

Я помню, как ужасно было при советской жизни до 90-го6 и я вижу, что мы возвращаемся в эту грязь, в эту дремучесть. И это неправильно, этому надо сопротивляться, пока есть пространство возможностей. Не путем митингов, подписания петиций и так далее, а путем grassroot level – помогая друг другу. 

Поставщик услуг: Дмитрий Александрович Авдеев.

Врач: Дмитрий Александрович Авдеев, православный психотерапевт.

Запрос: изменить гомосексуальную ориентацию, женщина, лесбиянка.

Ход консультации: снятие запроса, «просвещение», рекомендации.

Из консультации: 

Что-то у меня должно в сердце ёкнуть, какой-то месседж вы должны в мою душу направить, а я не знаю когда он. Знаете, ведь в психологии важен инсайт какой-то. Когда я начну понимать о чем речь, тогда я и перейду к другой теме. 

У вас какой-то обиженный тон, как будто вы против чего-то протестуете, как будто бы вы отгораживаетесь. 

Не было никакого насилия? Вы симпатичны, может где-то чего-то напугались. 

Может и мне нравятся многие мужчины, стиль их поведения и манера держаться, держать удар, как они, вот, наш президент импонирует, смотрю, как он порой держится, и так далее. 

Вы в папину породу? Я про породу. Раньше на Руси не знали про генетику, но четко знали кто в чью породу. Это собирательный термин. Это нутро, характер, привычки. Вы, скорее, туда? Папа, папина мама, бабушка… 

А какие-то потрясения душевные, психологические… Предательства, измены, боль, унижения были? 

Прощать умеете? 

Перейдем к тому запросу о котором Вы меня просили высказаться… 

Так то вы очень гормональный человек. Я вас не вижу ниже, но вы очень женственны по своей природе. Иногда, вы знаете, у гомосексуального поведения бывает очень много причин. Бывают такие органические причины, что это очень сложно. А бывает очень часто куча эмоциональных обратимых нарушений, когда человек в общем-то как-то въехал в эту проблему не с той дороги и себя как-то идентифицирует. 

У нас есть время, и я обязательно выскажусь сегодня и не оставлю вас неудовлетворенной в этом плане. Но мне тоже нужно понять. Вы мечтаете или вы активный пользователь всех этих идей и умонастроений. То есть у вас есть партнер или партнерша сексуальная? 

Вы причащаетесь? К таинствам прибегаете?.. То есть с дебюта гомосексуальных отношений вы не были у Святой Чаши? 

Во-первых, это грех, что делать. Иногда это бывает такое греховное повреждение, что действительно, как это понести. На первом этапе надо исключить практику этих отношений. Потому что одно дело согрешать в мыслях, чувствах, одно дело, когда в душе горит огонь, и есть стремление, и есть желание. Вы молодая и вы гормональная, время любить, я все понимаю, но для Бога не все равно, как. Собственно говоря, ведь эта борьба – она со всеми. А другому, условно говоря, страстно хочется воровать, третьему колоться, а четвертому и так далее. Здесь в общем ряд-то – он один. А четвертому просто блудить, то есть, живя с женой, еще завести двух трех любовниц и так реализовать свое сексуальное чувство… Это первое условие… Тогда Господь поможет. 

Я вот похвастаюсь. Я недавно поженил мужчину, который состоял долгие 10 лет в гомосексуальных отношениях. Вот так же, как и вы. Мама за него молилась. И потом он понял, что это ад, и ад уже начался в душе, и он понял, что это продолжится дальше. Радости не было, хотелось детей, то есть он сначала расстался. Мы с ним долго беседовали. Потом он начал ходить причащаться. То есть благодать Божья все покрывает. Потом появилась женщина на пути, которая удивительная, просто нежнейший человек, добрая, порядочная, честная, целомудренная. Ну и в результате как-то… Я их отправил на Кипр, я согрешил, наверное, спровоцировал их на близость… И он говорит, из какого ужаса я вырвался. 

Надо быть достойным помощи Господней. Господь может победить естество человека. Может. Но надо хотеть, надо просить, надо очиститься. То есть алкоголик должен не пить. 

Одна девушка мне сказала: ну, значит, я умру. Пусть я останусь латентной ЛГБТ-шницей, но я не буду вступать в эти отношения, Господи, помоги мне. 

Может, еще и не встретили того, на чье сердце будет отклик. У вас честные глаза, вы обречены чувствовать весь ужас положения… 

Иногда ко мне приходят настолько измененные люди, я имею в виду про эту проблему, что мне приходится только как-то пожалеть. Просто пожалеть и, может быть, помолиться. Потому что я чувствую, что такое колоссальное повреждение души, что я словесами какими-то точно не пробью. Это, наверное, зависит и от стажа… 

А так, то, что я сейчас говорю, в Америке меня бы за это посадили, у нас, наверное, тоже скоро будут сажать, потому что, ну что вы, черным по белому в наших книжках написано, что лечить можно, коррегировать [вероятно, имеет в виду корректировать] только эгодистанический гомосексуализм, то есть вот человек приходит и говорит, что я как-то переживаю, и только переживания о его сексуальной ориентации, о его предпочтении, это не-не-не, это все вообще это. Но, правда, я пишу о том, как гомосексуализм был снят с повестки ВОЗ, и как это лоббировала Американская психиатрическая ассоциация, то есть это в целом триллер. Вот, но… поскольку вы обратились ко мне как к православному психотерапевту, я вижу ваши глаза, и я, может, не со всяким человеком стараюсь откровенно говорить. Я говорю как есть. 

Нужно будет вернуться в церковь, потому что без благодати невозможно, начать причащаться. Молиться можно, не выстаивая перед иконостасом много. Варите супчик, делаете салатик, пьете чай, принимаете душ: “Господи помоги, пресвятая Богородица спаси нас, Святые Вера, Надежда, Любовь, молите Бога о нас!” И вот так идете до метро, идете по парку, много и всегда молиться. Накатило уныние, взяла четочки и села в кресло. 150 Богородиц, на 70ой и 80ой молитве на сердце, выпила стакан крещенской воды, прочитала главу из Евангелия, 3 земных поклона. Это упражнение как скорая помощь от депрессии. 

Мученика Трифона не забудьте. Я его называю главным психиатром, царство ему небесное.

Рекомендации: молитвы и причастие.

Психотерапевт предположил, что причина гомосексуальности клиентки кроется в разводе родителей и поведении отца. 

Религиозный подход в практиках «конверсионной терапии в России»

мнение эксперта

Яков Кротов,
историк и православный священник.

Современная наука подобные методы считает глубоко антинаучными и неработающими. Насколько мне известно, эти методы действительно не работают. В Россию они импортируются из США пятидесятниками. В США эти методы я не уверен, что они уголовно преследуются, хотя думаю, что да. Там человек может запросто засудить, если его будут пытаться лечить против его воли. С 1973 года в США гомосексуальность исключена из списка болезней, и терапия, соответственно, не проводится. Пятидесятники – движение своеобразное. На служении они, например, берут в руки змей, чтобы доказать, что им это не повредит, и таким образом иллюстрируют слова Библии. Они понимают буквально то, что на самом деле метафора. И это не мэйнстрим американский, это маргинальное явление, к счастью. И оно с каждым годом все маргинальнее. Вот, Россия – провинция, и в провинцию, как сказать… Как к нам ядерные отходы со всего мира, вот так к нам и разные идеологические отходы тоже ввозят. Потому что провинция принимает все. Тут пятидесятники больший имеют успех чем в США. 

Визит 12.1.

Поставщик услуг: Протестантские церкви в России.

Запрос: изменить гомосексуальную ориентацию, мужчина, гей.

Наставница: Наталья/Татьяна из города Ковдор.

Из консультации:

Я консультант по таким вопросам. Я работаю с такими людьми. Я сама такая была. Единственное, что… Ну, я не знаю, боитесь говорить по телефону или нет. Я с Мурманской области. 

[… Я обращался к психологам, но они говорят, что все нормально…] (Смеется) Говорят, что не болен и все нормально? 

Да, это такая проблема, что родители хотят внуков, а у нас не получается, у нас влечение к своему полу. Я знаю все это, я проходила. 

Скажите мне, а вы верующий человек? Вы же христианин?Вы в церковь не ходите? Вы непосвященный человек? Я-то верующий человек. 

Да, вы не волнуйтесь, давайте по простому. Я же была там, я была до 26 лет в этой теме. В 26 лет я пришла к Господу. Я искала выход. Я понимала, что это ненормально. У меня три попытки суицида по этому поводу. У меня влечение к женщинам было. Я поняла, что это серьезная проблема для меня. Мне не вылезти из этого… 

Я вам просто объясню, когда я пришла к Господу, это были 90-ые годы. То есть у нас вообще никакой литературы не было по поводу гомосексуальности… Это сейчас можно найти. У меня этот сам путь занял много времени, потому что мне помочь никто не мог вообще. Даже психологи в какой-то мере знания могут дать, на сегодняшний день, но как-то помочь… У меня падения были с женщинами, я годами могла жить одна. Я вам сразу могу сказать, что без Господа эту проблему невозможно решить. Можно научиться как-то жить, сдерживать себя. Но вы понимаете, что это все равно не свобода. А жить-то хочется и хочется семью. Вы не подумайте, сектантка или нет. Создатели этого сайта – это верующие люди. Я могу к человеку послать, который тоже занимается этими делами. Я могу направить, чтобы вам больше помогли в этом вопросе, Я бы направила вас в церковь, чтобы вам помогли, и вы приобщились церковной жизни. Вы можете искать много выходов каких-то, но я вам честно: я смогла вылезти только с Божьей помощью. И все люди, которых я консультировала, – это долгий путь. Это проблема не одним днем решается. Это связано с мышлением, с привычками. А можете сказать какая у вас семья? Папа, мама? Какие конфликты там были? 

Ну вот я вам хочу сказать, что гомосексуальность – это проблема воспитания. У семей и особенно отсутствие отца. Ну вот вы сказали, что отца не было, – это основная причина. Все оттуда и идет. Много лет воспитывались однобоким воспитанием. Вы еще молодой и можете создать семью, если будете упорствовать в этом. Это не один год, может быть. Вам рано семью. У вас проблема осталась, и вы все равно будете ходить налево…

Рекомендации: перенаправление к другой наставнице в Москве. 

Визит 12.2.

Поставщик услуг: Московская церковь христианского становления.

Наставница: Ольга Романова, жена пастора.

Вы не переживайте. У нас в церкви, во-первых, много бывших. Вот. Бог положил на сердце, и мы занимаемся этим. Вот и я совершенно нормально отношусь и знаю эту проблему очень давно, вот и занимаюсь ей давно, и помогла уже не одному человеку. Поэтому сейчас вот мальчик у нас женится. Сначала влюбился, но не получилось. Сейчас вот другую девочку себе ищет. 40 лет ему. Вот уже вот так вот. Много случаев, вот кто постарше – меньше. А вот молодые, у нас молодая церковь просто. Малыши прям. С такой проблемой приходили в основном, конечно…. 

Мы в основном чем и занимаемся, чтобы о нас узнали люди, потому что люди не знают, и есть же люди, которые хотят измениться, как вы. Остаются те, кто хочет измениться, а не тот кто вот. Надо и на телек и туда и сюда, но такая проблема, что никто особо идти не хочет. Поэтому об этой программе тяжело знают, но вот пока привыкают к нам. 

А Наташа рассказала вам о церкви, что-то говорила?.. Все оставьте и идите как к врачу. 

20 лет я верующая, жизнь моя кардинально изменилась. Как я начала помогать этим как бы сообществам? Это тоже рука Бога. В определенный момент Бог сказал, что у меня есть для тебя народ. Я говорю, да, ну давай, класс. И вот как бы просто у меня в тот момент был знакомый и мне хотелось ему помочь, так как лет ему было довольно-таки много. 

Я до сих пор смотрю на Васильева, человек с неразделенной любовью, а ему уже столько лет. Ну что Киркоров, не будем далеко ходить, понимаешь? Вот такая любовь… 

Потому что изначально Бог сотворил мужчину и женщину. Мужчина голова, а женщина тело. Функции мужчины отличаются от функции женщины. Женщина дает, а мужчина берет. Ты все будешь как бы потихоньку, я не могу тебе сейчас все рассказать. Это два года твоей жизни за чашкой кофе и за чашкой чая. Я буду по чуть-чуть 

Как все это происходит? Первое, мы полностью разбираем основание твоей жизни. Да? В большинстве случаев это.. мм… плохие отношения с мужчинами. Чем и почему я за чтобы ходить в эту церковь. Здесь все настроено так, Бог создал такое место, где есть молодежное служение, где есть молодежь, есть мужчины, где есть живое общение, где есть мужское служение когда мужчины все вместе, где есть пастор, я жена пастора, который будет знать о твоей проблеме [имеет в виду сексуальную ориентацию], о ней никто не будет знать, но ты будешь преодолевать. Будет и влюбленность. Ну как, с которой надо будет бороться, будет еще что-то и еще что-то. Надо будет преодолевать кучу всяких вещей по моменту… освобождения, так сказать. Исцеления, освобождения, изменения – как хочешь назови. Такой термин «исцеление» – я его не люблю. 

Мы сейчас не собирались и, наверное, будем собираться в сентябре, потому что там курс идет 10 занятий, и там 1 занятие в день. Там программа и очень обширный курс. До сентября тебе дожить как нечего делать. У нас есть в лагере. Это российское сообщество. Там у них постоянно что-то идет. Но сейчас на лето они возьмут тайм аут. Потому что на лето они всегда берут таймаут. 

Здесь администраторы сообщества. Вот Наташа, она бывшая трансгендер, она в детстве чувствовала себя мальчиком. Она так и жила до 24 лет в образе мальчика. Ее уже готовили к … она не сделала переход. Это отчаянный и серьезный шаг, и люди боятся, прямо боятся. Это то, что я думала тебе показать и рассказать о проблеме. 

Здесь довольно много людей. В принципе у них есть мероприятия, которые проходят каждый четверг, и можно устроить, чтобы ты в них участвовал и чтобы ты в них не участвовал. В принципе я дам тебе все на базе в Москве и это будет точно. Это группа в фэйсбуке, это закрытая группа. Они туда добавляют ребят, кому надо. 

Давай брать на примере наркомана…. Нет, алкоголизм. Мы сталкиваемся со сферой желаний. Это желание… потом ты будешь это изучать. Ну ты же знаешь, что есть такое прелюбодеяние, грех да? Это вне брака? Да. Это вне брака, а есть естественное человеческое желание. Вот в конце концов ты должен дойти до того, чтобы отличать человеческое свое естественное желание от прелюбодеяния и греха похоти. Когда у тебя приходит похоть, ну это уже пройдет к двум годам. Может, придет быстрее, но смотря как ты попрешь… Значит и что такое похоть – это желание, ну у тебя возникает желание? Да. И самое главное – это желание уйти. Оно все идет от психосоматики. Психосоматический фактор. Ну, ты как бы это понимаешь или не понимаешь? 

Опиши мне тремя позитивными качествами маму, вот какая она? Что на сердце лежит? Каждый человек может сказать то, что надо сказать, а тебе сейчас не надо это. Я хочу понять ваши внутренние отношения. [Подсказывает] Неприятная, строгая, властная, простая… 

Наша система работает так. То есть у нас есть священник, и у этого священника есть люди, которых он наставляет. Эти люди, как в принципе христианство, ну ты потом поймешь. Это система МLМ, сетевого маркетинга. Как работает сетевой знаешь? Сетевой маркетинг взят из христианства. Только оттуда был убран Христос. Они тоже поднимают лидеров. Эти поднимают лидеров, эти поднимают лидеров. То есть они поднимают того человека, который продает. Продает – это продукт. А здесь продается Христос. Но не продается, понятно? Здесь изначально был Христос и вот он умер, получается, в пятницу. В третий день он воскрес…. 

У них та же программа 12 шагов. Они не хотят брать протестантское движение. У нас куча отличий. Я тебе советую начать здесь. Второе имя у него Антон. Такое имя, которое он выбрал чтобы не палиться. Он очень боится. 

Наташа Осипенко она же бывшая. Общение с бывшими – это только свидетельство. Теперь наоборот не надо с ними общаться, пока ты не сможешь им служить. Пока ты сам не сможешь им давать. Пока ты не женишься, пока у тебя не начнет быть влечение к женскому полу. Понимаешь? Общение с бывшими – это чисто свидетельство. Как проходили, что проходили. Здесь все тебе дадут. Мы на январь месяц планируем вообще съезд, первый в истории России съезд бывших… Куда будут приходить люди, где будут свидетельства, будет учения, надо все это продумать. 

Приходи завтра на служение. Ex_lgbt найди и посмотри свидетельства. Их я собирала. Вот девочка Россия. Тоже была в нашем служении. Вот Наташенька наша.

Визит 12.3.

Поставщик услуг: Реабилитационный центр «Ковчег», Риколатва, Ковдорский район.

Наставник: Пастор Молчанов Александр Михайлович.

В поселке Риколатва рядом с Ковдором находится реабилитационный центр «Ковчег». 16 июня 2021 года волонтер был принят в реабилитационный центр на 3 дня. 

Сотрудники центра и наставники видят гомосексуальность не только как грех, но и как зависимое поведение, схожее с химической зависимостью. Основной способ «лечения» – молитва и сдерживание себя, создание гетеросексуальной пары с согласия наставника. Гомосексуальность хоть и представляется им как форма зависимости и сравнивается с алкогольной зависимостью, зависимостью от наркотиков, но считается сотрудниками более страшным грехом, даже чем убийство человека.

Из консультаций во время нахождения в центре «Ковчег»: 

Как такового лечения физического у нас нет. Здесь все поставлено на слове Божьем и молитве. То есть мы будем читать слово Божье и будем молиться о своих проблемах. Но просьба никому о своей проблеме не говорить. Знаю только я и Алексей Михайлович. 

Молиться по часу, 2-3 раза в день. 

Это выглядит странно, все собираются кругом у телевизора с темным экраном, смотрят в него и слушают молитвы.

Волонтер

Это [гомосексуальность] никогда не афишируется, когда люди приходят с какой-то другой проблемой. 

Слово Божье изменяет и преобразует наш разум. Через слово Божье мы понимаем, что те принципы, которые установлены и утверждены, они неправильные. 

В советское время все более понятно, так как советская идеология основана на принципе Божьем. 

Тебе трудно, наверное, но вот я буду за тебя поститься, чтобы Бог дал тебе благодать… Сутки, бывает, больше. Для того, чтобы послужить или помочь пройти этот путь, измениться. Я здесь ради этого. Мы когда-то пропили все, что можно пропить. Мы пришли в церковь, мы молились, были сомнения, мы падали спотыкались, нам надо было много что осознать… [В то время когда все постятся, перед человеком, из-за которого держат пост, ставят тарелки с едой, чтобы он ел и видел, как голодают другие]. 

Христос – единственный, кто умер и отдал свою жизнь за нас. Остальные, скажем так, боги, они для человека, для спасения ничего не делали. 

Мужчина и женщина – это вот семья, и по другому никак. 

Образ и подобие Божье – это сочетание мужчины и женщины в семье. Мужчина наделен определенными качествами – любить. Любит мужчина. А женщина – она не способна любить, ее задача и ее цель – она отвечает на любовь, она принимает любовь и отвечает на любовь почтением и уважением 

Это [гомосексуальность] проблема, так как грех должен исказить твой образ. Грех не уничтожил образ Бога в человеке, а исказил. У алкоголика и наркомана это искажение во внешнем начинает отображаться. Заметь, что среди наркоманов больных ВИЧ-инфицированных гораздо больше, чем среди алкоголиков. Потому что вот как бы их гораздо больше, чем среди алкоголиков… Все равно проблема именно греха. Твоей проблемы – ее внешне не видно. Ее внешне не отображает. 

Внешне ты не деградируешь. В принципе ты ничем не отличаешься от других людей. Это проблема. Люди и говорят, что я другим ничего не делаю плохого. А алкоголики, наркоманы приносят боль своей семье. А вот блуд и всякие там, в том-то и проблема, что социально они в принципе не отличаются… Ведь человек живет не только этой жизнью… Есть люди, кто осознает свою проблему и сокрушаются, но врачи не могут помочь. Они сокрушаются, плачут, исповедуются… Как всякий человек, они находятся в плену греха… 

Сегодня католический священник признал однополые браки официально. Я тебе хочу сказать, что это обратный процесс. Ты слышал о таком человека как Мартин Лютер, он выходец из католической церкви. Католическая церковь погрязла в грехах… Если первосвященник говорит о том, что он никогда не читал Библию, или принимает решения, которые расходятся с Божьим словом, то такого священника принимать не надо точно. 

Не лазить в интернетах, никаких звонков, только необходимые звонки, с моего номера позвонишь, что тебе необходимо, чтобы знали, где тебя найти, что это твое решение [в центре отбирают телефоны и нет возможности связаться с внешним миром]. 

Мы же можем своих детей наказывать, где в угол поставить, где ремешка дать… Я против жестокости, но иногда нам приходится искать методы определенного воздействия на детей, чтобы их чему-то научить… 

Вот, к примеру, есть авторские права на песню, и за нарушение этих прав что бывает? Штрафы большие? Но если Бог автор гетеросексуальных отношений, то за нарушение этих отношений Бог вправе наказать? 

Ты вообще хочешь избавиться от этого? Ты чисто ради безопасности или считаешь, что это неправильно? У тебя есть сомнения в правильности твоего поведения? Если вопрос безопасности, то тебе и Бог не поможет… Не только ради того, чтобы тебя не посадили в тюрьму, а чтобы ты не подвергся наказанию Божьему. Иисус говорит: «Не бойтесь убивающих тело, души не могущих погубить. Бойтесь больше Того, кто может ввергнуть в геенну огненную». То есть иметь страх Божий, чем страх перед человеком. Если ты хочешь понять, насколько это неправильно и избавится от этого, это один вопрос. Тогда есть смысл молиться и примириться с Богом через покаяние. Покаяние вообще очень важно. Истинное покаяние приходит от осознания этой греховности. Что это грех, это неправильно… Времени у нас не много, и даже если ты покаешься и произнесешь эту молитву, то Бог будет с тобой работать… 

На самом деле это принять очень трудно и наверное, если бы я не был сегодня служителем здесь, то я тебе не могу сказать, что мое отношение к тебе было бы таким же как сейчас. То есть если мне где-то встретишься с тобой. Может быть, на перекрестке этой жизни, я не могу сказать, что я подал бы тебе руку. Именно сегодня здесь как служитель я протягиваю тебе руку помощи… И мое желание, чтобы ты был свободен, поэтому мы с тобой общаемся, и я принимаю тебя какой ты есть. 

Пастор Молчанов Александр Михайлович.

Да, Бог создал человека по образу и подобию Божьему, но наш Бог не гермофродит и не сексуальный маньяк, у него все четко расписано… 

Я сейчас тебе рассказываю, ты потом будешь думать над этим, чтобы ты привел свои мозги в порядок. Почему? Потому что когда мозги у человека в порядке, он начинает мыслить правильным образом. Это одна вещь, и вторая вещь, вот, смотри: Слово Божье говорит об одной важной вещи, там написано: «Не обольщайтесь, худые сообщества развращают добрые нравы». У тебя мужчины друзья есть, которые увлекаются тоже этим делом? Ты не стесняйся, мы нормально к этому относимся, мы понимаем, это проблема у людей вообще, это реальная проблема. Есть последствия от этого, потому что Бог говорит, что вообще-то это грех. А почему это грех, а потому что твое предназначение как мужчины, согласись, ведь женщина не может родить, если не будет мужского семени. Почему так? Бог так устроил. Понимаешь? 

Я знаю, что для Бога нет ничего невозможного. Круг общения ты поменять сможешь. Насчет мышления – мы тебе сейчас здесь поможем. Основы даже в этот короткий срок мы дадим. Но образ жизни ты все равно решишь сам. Если ты решишь переехать сюда, не вопрос. Когда ты твердо будешь стоять на христианских позициях, то с работой проблем нет. Если ты хороший программист, ну, без проблем, будешь работать на комбинате [АО «Ковдорский горно-обогатительный комбинат»] да и все. 

Я всегда был человеком, который пленных никогда не брал. Понимаешь, вот. Поэтому я не очень люблю конфликты и до сего момента работаю со своим характером. Мне проще развернуться и уйти, чем войти в конфликт, потому что там пленных не будет. Я всегда таким был человеком. Вот такой я веселый товарищ, со мной не соскучишься, это точно. Когда-то Бог меня призвал. У меня был тоже выбор в своей жизни. Чем мне заниматься, когда я заканчивал свои дела мирские, мне сразу сказали, что если будет совсем плохо, то я могу всегда вернуться и заниматься тем, чем я занимался, там, разбоем, убийствами, бандитизмом – вот такими вот штуками. Но я уже более 30 лет верующий человек… 

У нас есть программа, человек находится здесь, потом в городе, мы его устраиваем на работу. У нас имя и авторитет. То есть у нас нет проблемы, что если мы говорим, что вот этого человека можно принимать на работу, у нас же там охрана все как положено, не так просто. То Бог показал и все, этот человек, считай, будет устроен на работу. 

Тебе влечение к мужчинам надо заменить на влечение ко Христу. Это то, что не требует медикаментозно, никаких вложений. Это то, что работает. 

У мальчика всегда должен быть отец, потому что если мальчик не видит настоящего мужского образа, то он все равно смотрит. У животных то же самое, любая самка она своих детей учит определенным навыкам… 

Товарищи, которые такими делами занимаются, они попадут в ад. А для меня это серьезный вопрос. 

…Ты живешь в православной христианской стране, и ты должен быть христианином, верующем в Иисуса, в его искупительную жертву, в его освобождение, в то, что он умер и через три дня воскрес. 

Позвоним маме и скажем: ну что, медведи съели 

[Есть такая вероятность, что это связано с генетикой…Если я избавлюсь от этого наваждения, я могу этот ген передать своим детям]. Не можешь. Объясню почему. Слово Божье говорит. Вот здесь написано. Бог обещает, что он благословит, благословит твоих потомков до тысячного рода. В среднем умножь на сто… усек?

Из реабилитационного центра «Ковчег» время от времени сбегают люди, в этом случае их подают в розыск.

Пастор Александр в своей беседе сравнивает человека с собакой и говорит о том, что «ошибки у Бога быть не может». Он сравнивает гомосексуальность с некой аномалией. Система конверсионной терапии в «Ковчеге» строится на внушении, нарушении личных границ, нет замков в туалете и душе, кровати стоит в общей комнате без перегородок. Для аргументации греховности и необходимости «исправления» применяется микс из разных околонаучных фактов. Ежедневное нахождение в таком удаленном месте, без возможности покинуть это место разрушительно влияет на волю человека. Эта система унижения и страха, уничтожения достоинства. Срабатывают разные механизмы защиты, при этом сами пережившие оправдывают инициаторов и исполнителей практик. Жизнь этой протестантской коммуны пронизана сексизмом и тотальным контролем. Так, члены общины могут выбрать пару только из коммуны и при одобрении наставников. В целом вся система изменения сексуальной ориентации сводится к молитвам, откровенным разговорам о Боге, взаимном контроле. Поселок Риколатва находится в отдалении от городов. Ближайший город Ковдор (до него 57 км), а от Ковдора до Мурманска еще 290 км. В поселке далеко не везде ловит мобильная связь. Без документов, денег самостоятельно покинуть территорию сложно, надо договариваться с автомобилем и летом, и зимой. При этом сама церковь и реабилитационный центр имеет поддержку со стороны церквей Норвегии, миссионеры из Норвегии приезжают в центр и поддерживают его работу. 

Визит 13.

Поставщик услуг: Исламский целитель. 

Группа посвящена вопросам духовного развития и духовным практикам, важной составляющей которых являются вопросы духовного оздоровления. Все это ведется в мусульманском ключе (эгрегоре), однако абсолютно не противопоказано и представителям других религий и конфессий. Основные правила: чистая душа, чистое сознание и искреннее намерение. Лечение болезней Кораном, изгнание джиннов, лечение от сихра, колдовства, порчи и сглаза; снятие черноты и негатива, духовное очищение человека и пространства (помещений).

Запрос: изменить гендерную идентичность, трансгендерная женщина.

Из консультации:

Может это какая-то субкультура У вас есть Ну там тема, не знаю, что еще… Корейские фильмы, может, смотрели? Как ни странно, знаете, сейчас в Дагестане современная молодежь увлекается 

Ну, понимаете, мне как бы нужно понять, найти ту причину, что послужило к изменению сознания к тому, что мы сейчас имеем, откуда же это все-таки началось. Ну вот, вы же были школьником, учились в колледже, наверное, и откуда-то это бац и пришло, вот где этот период? 

Нельзя списывать проблемы с психикой и психологией, также есть такое понятие, как в мистике, в эзотерике, что в вас находится женская душа, может быть, здесь какие-то еще были недоработанные вещи из прошлой жизни или что-то еще или еще это может что-то быть от воспитания, обычно, как правило. 

Я не про это вот как бы. Элементарно даже про внешний вид, поведение, одежду, естественно в кавказском же обществе, я понимаю, что есть определенные стереотипы поведения, типа одежды и вы пока им не соответствуете. Я понимаю ту сторону, что в вас тычут пальцами. 

Давайте, чтобы полностью отвергнуть эту составляющую, что вы одержимы или что-то еще. У вас такие мысли были, что вы одержимы? У вас были чужие голоса в голове или ощущение, что кто-то с вами разговаривает или во сне, или наяву. Какие снятся вам сны? Были ли дикие животные? Змеи? Пауки? Или волки, там, не знаю. 

Всевышний нам говорит, что человек по природе слаб, кто-то любит пить алкоголь – это его слабость. Кто-то.. То есть нам Всевышний говорит, что человек – существо несовершенное, у него есть слабости, но это и отличает верующего от неверующего, что умеет со своими слабостями, пороками бороться, умеет их побеждать, умеет бороться и говорить что я в своей жизни главный, а не мои слабости. Понимаете? Это сложная работа, это работа не одного дня, может, всей жизни. 

Начать надо со знания. После получения знаний второй этап – реализация их. Можно вечно ботанить, все это изучать, изучать, изучать, просто знания ради знания, но не применять. Тогда второй вопрос. Все знания, что вы знаете, – пытаетесь их проявлять? Иблис, дьявол, тоже знающим считается. Он знает все священные писания. Он видел Адама, он путешествовал на Земле и небесах. Как бы все знает он, но а толку же от его знаний. 

Вы пытались со Всевышним выйти на диалог? [Пыталась]. И как? [Он не отвечает]. 

Заключение: «чист, одержимости нет». 

Рекомендации:

Причины трансгендерности видит как психосоматические. Предложена исламская диагностика для выявления психологических блоков из детства, которые повлияли на гендерную идентичность. Переадресовал к мусульманке-психологу. Искал причины в воспитании, отсутствии отцовского внимания. 

Эзотерический подход в практиках «конверсионной терапии в России»

Визит 14.

Поставщик услуг: «Кассиопея» центр (контакты с внеземными цивилизациями), г. Воронеж. 

Контактерка с внеземными цивилизациями: Надежда Курьнова.

Запрос: изменить гомосексуальную ориентацию, женщина, лесбиянка.

Из консультации: 

Сейчас надо улечься хорошо. Надо лежать. Либо в кресло, либо чтобы голова лежала. Наработка такая: это планета Марс, то есть развиты такие качества у вас: смелость, бдительность, активность, целеустремленность. Проявление их без агрессии и злости, умение отстаивать свою позицию. Не накапливать негативных эмоций, не сбивать вибраций ни своих, ни окружающих. 

По году рождения вышла двоечка у нас. Это Луна и цвет белый. Развить надо такие качества: общительность, сотрудничество с другими, умение попросить помощь, умение вовремя оказать помощь, умение работать в команде, в обществе. Это задачи этого воплощения. 

Сейчас попить нужно. Потому что сейчас я начну отключать тело, и там уже не допиться будет. Значит делаем пять глубоких вдохов и пять выдохов. Глазки закрываем и расслабляемся. Пытаемся исследовать: «Я есть вселенная. Все повторяем за мной. Вселенная есть я. Сила мироздания – моя сила. А мой дух часть потока существования. Творца всех миров. Его сила будет направлена на благо всех существ. Пребывающих во всех мирах и планах существования. Реальность в истине пребудет. А ложь иллюзии восприятия навсегда исчезнет». Как состояние после прочтения настроя? Идем дальше. Я буду вводить Вас сейчас в медитацию, возможно буду «ты» говорить. 

Теперь повторяй за мной: «Я люблю свет. Свет любит меня. Я люблю жизнь. Жизнь любит меня. Я люблю любовь. Любовь любит меня. Я люблю истину. Истина любит меня. Я люблю Бога. Бог любит меня». Как состояние твое? 

Теперь повторяем: «Сейчас я призываю любовь, силу и мудрость моего Высшего я. Приди мое возлюбленное Высшее Я. Сейчас я призываю мое золотое, сияющее, божественное Я. Ну что, Я, ты готово мне ответить? Благодарю тебя, Высшее Я. Скажи, пожалуйста, а какое мое духовное имя в Высшем мире? Мое возлюбленное Высшее Я, скажи, пожалуйста, правильно ли я поняла, что мое духовное имя Адонаи?.. Благодарю тебя. Высшее Я, могу ли я сама сознательно с тобой общаться?.. А как часто это я могу это делать, чтобы это было гармонично для меня?… Благодарю, Высшее Я». 

Высшее Я, скажи пожалуйста какая задача моего воплощения? Мое Возлюбленное Высшее Я, а есть ли что-то, что мешает мне выполнять эти задачи? [Влечение, неконтролируемому влечение]. Скажи пожалуйста, а почему они возникли и как давно они возникли? [Они возникли давно из-за страха быть отвергнутой мужчинами]. А что этот блок делает с моим телом? [Он делает его более, ощущение, более тяжелым или неповоротливым]. Высшее Я, могу ли я сейчас этот блок растворить? [Нет, это должна быть осознанная работа.] Мое возлюбленное Высшее Я, а нужно ли мне обучаться в центре «Кассиопея»? [Да] Мое Высшее Я, скажи пожалуйста, я являюсь лесбиянкой, потому что не полностью блокирована память о прошлом моем воплощении, где я была мужчиной? [Да, абсолютно точно.] А в чем заключается урок этого воплощения? [Смирение и следование своему истинному предназначению] А скажи, пожалуйста, а должна ли я в этом воплощении в женском теле познать опыт женщины? [Да, ты должна это сделать] Скажи, пожалуйста, каким образом нужно синхронизировать эти энергии? [Встретить и полюбить мужчину]… Может ли мне обучение в центре «Кассиопея» сгармонизировать энергии и выполнить свое предназначение? [Да, если обучение будет осознанным и завершенным от начала и до конца]. Благодарю и принимаю, люблю и благословляю. Где есть бессмертный разумный дух. Я наполняю свое тело светом божественной любви….Высшее Я, я благодарю тебя за контакт…

Рекомендации: гомосексуальность является последствием прошлых жизней. Необходимо «соединяться раз в неделю». Практика 21 день свидания со своими духовным Я. Обучение в центре «Кассиопея».

После обращения волонтерки на канале центра появилось видео с объяснениями о природе гомосексуальности https://youtu.be/rnIUhRKWoN0.

Всего волонтеры/ки совершили 16 визитов и обращений к разным предполагаемым поставщикам услуг. Важно отметить, что только в двух случаях волонтеры получили отказ в попытках изменить сексуальную ориентацию и гендерную идентичность, и психиатры работали на принятие пациентом себя, своей сексуальности, обсуждали давление со стороны общества как основную причину внутренней гомофобии.

В целом у всех поставщиков услуг, к которым обратились волонтеры/ки, низкий уровень владения корректной лексикой, недостаточность знаний в области СОГИВ. Из тех, кто брался так или иначе за попытки изменить сексуальную ориентацию и/или гендерную идентичность, никто не перенаправил к специалистам, работающим с сообществом. 

мнение эксперта

Дмитрий Дмитриевич Исаев
историк и православный свящпсихиатр, психотерапевт, сексолог,
кандидат медицинских наук, доцент.енник.

О практиках «конверсионной терапии»: 
Такое встречается, другое дело, здесь нельзя употреблять слово «часто». Кто-то об этом рассказывает, кто-то об этом не рассказывает. Кто-то говорит об этом как о некоем эпизоде, который вроде бы не очень значимый для них, и это для них неудачный опыт. 

мнение эксперта

Оксана Корсунова,
психотерапевтка, психиатрка.

Об эффективности практик «конверсионной терапии»: 
Та информация, которой владею я, говорит о том, что можно заставить испытывать негативные чувства по отношению к собственной сексуальной ориентации, той, которая есть, или к той, которую он/она знают. Можно поменять отношение человека к собственному телу и к собственной сексуальности. Но изменить ее – я такой информации не знаю. К нам приходят люди, которые пострадали от «конверсионной терапии» или в отношении которых она была применима, никто из них не сказал, во всяком случае из моего опыта, что «конверсионная терапия» изменила их ориентацию или ощущение себя с мужчины на женщину, с женщины на мужчину, с небинарной на бинарную персоны . Но негативные чувства получили. Я вообще не знаю, можно ли назвать психотерапией, если человека насильно удерживают и принуждают делать то, чего он не хочет, и можно ли назвать методы психиатрии с приемом лекарств гуманными по отношению к человеку, который не хочет этого делать.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

Конверсионная терапия в России условно может быть двух видов: типичные практики, основанные на принуждении и насилии, и практики, основанные на невежестве и стремлении к финансовой выгоде. Пока пациент готов платить за бессмысленные и калечащие практики, специалисты готовы работать над изменением сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности. Даже когда в процессе консультации возникают верные факты о том, что гомосексуальность не болезнь, что ее невозможно вылечить, все равно часто начинают действовать в попытке изменить сексуальность человека. Осуждение, морализаторство – основные сопровождающие этот процесс явления.